Отрывок из книги «Клуб счастливых жен»

FashionTime.ru уже публиковал первую главу из новой книги «Клуб счастливых жен». Хотите узнать, что было дальше? Тогда читайте вторую главу, которая эксклюзивно публикуется на нашем сайте. Напомним, что в книге речь идет о том, как сделать семейную жизнь гармоничной и избежать развода. 

Отрывок из книги «Клуб счастливых жен»

Глава 2

Путь к воде

Сан-Диего, США

Дорога из Лос-Анджелеса в Сан-Диего идет вдоль одного из живописнейших побережий Калифорнии. В некоторых, хотя и очень немногих местах нашего штата океан виден прямо с трассы. Я ехала по шоссе на встречу с женщиной, с которой познакомилась через клуб. Временами движение было затруднено (разве можно представить себе Калифорнию без пробок?). Я то нажимала на газ, то тормозила. И тут мне пришла в голову неожиданная мысль: я столько раз ездила этой дорогой, что перестала замечать окружающий пейзаж. А он ведь так прекрасен! В тот день я вдруг заново открыла его для себя.

Вероятно, мои изыскания в области семейного счастья способствовали тому, что я взглянула по-новому на знакомые явления; многое повседневные и обыденные вещи неожиданно показались мне чудом. Справа от меня проплыло предместье Кэмп-Пендлтон. Через заборы из сетки-рабицы виднелся океан. Вдоль берега носились водные мотоциклы, поднимая фонтаны брызг. Капли холодной тихоокеанской воды дрожали в воздухе. Рядом с пляжами Сан-Климент росли небольшие пальмовые рощицы. В них гуляли, взявшись за руки, парочки. Везде чувствовалась близость океана. Даже если ты о нем не думаешь, не купаешься в нем, не смотришь на него, то все равно всем существом ощущаешь, что он здесь – полный тайной, интригующей красоты. Ты вдыхаешь его солоноватый бриз даже если находишься в двадцати милях от берега.

Обо всем этом я думала, направляясь в гости к Сэнди, мудрой, грустной и прекрасной женщине. Впервые заглянув на страничку «Клуба счастливых жен», Сэнди сначала робко спросила, может ли вдова присоединиться к сообществу? Я ответила, как отвечала любому другому, кто задавал подобный вопрос. Конечно, может, если хочет. Ее муж, Джим, уже умер, но она прожила с ним прекрасные пятьдесят три года и имела полное право поделиться своим богатым опытом с нами. Так считала не только я. Другие женщины радушно приветствовали ее вступление в наши ряды. Подобный прием очень ободрил пожилую вдову. Она активно участвовала во всех онлайн-мероприятиях. Ее мудрость и глубина покорила всех. Сэнди очень быстро располагала к себе людей. Она умела выслушать, понять и дать дельный совет. Даже на расстоянии было ясно, что это широкая душа, которой свойственна подлинная эмпатия.

Кроме того, все мы почувствовали, как сильно Сэнди любила Джима. Эта любовь была неотделима от ее существа и поддерживала ее, как биение сердца. А еще все осознавали, что она сейчас очень несчастна. Она тосковала по своей половине, остро ощущая невосполнимость утраты. Может, прочитав этот дифирамб, вы подумаете, что, я, выйдя из машины, помчалась к дому нашей героини? Взобралась на крыльцо, перепрыгивая через ступеньки, и стала звонить в дверь, как нетерпеливый ребенок у магазина сладостей, задержавшегося с открытием на несколько минут? Но нет. Я остановилась у ее забора с тайным страхом. С одной стороны, мы достаточно много узнали о Сэнди в ходе переписки. С другой – нельзя было не задуматься о том, что знакомство в сети все-таки оставляет человека в некотором неведении.


Что может ожидать меня за этой калиткой? Стоило ли отправляться одной в малознакомый дом? А вдруг под маской мудрой вдовы скрывается мужчина? А вдруг это маньяк-убийца? (Прости, Сэнди, за такие предположения!). Что же, взять, и сбежать? Нет, наверное, теперь уже поздно. Я подошла к крыльцу с небольшим козырьком. Внешняя дверь представляла собой железную раму, затянутую сеткой от насекомых. Над ней был небольшой фонарь, забранный красивой решеткой. Под ним висела старая выцветшая табличка «Выездных торговцев просим не беспокоить!». Создавалось впечатление, что хозяйка живет довольно замкнуто и не любит случайных посетителей. Но меня это смущать не должно, ведь мы же договорились о визите, и я приехала вовремя. Я постучала по раме двери, и плохо закрепленный металл нервно задребезжал. Прошло около минуты, в доме было абсолютно тихо. Я снова постучала. Может, она забыла о нашей встрече? Через пару минут я приложила ухо к замочной скважине. И только тут расслышала тихое повизгивание собаки и шаркающие шаги женщины, направляющейся ко входу. Щелкнула и медленно отползла в сторону задвижка, скрипнула внутренняя дверь. Сэнди приблизила лицо к сетке:

– Кто здесь? – недоверчиво и даже резко произнесла она.

Ее собака, ухоженный золотистый ретривер по кличке Бонни, начала подпрыгивать и лаять, предупреждая, что в случае чего она готова броситься на защиту хозяйки. Я восхитилась ее преданностью, а Сэнди тем временем не особенно старалась унять разбушевавшуюся «охрану». Мне показалось, что владелица дома пытается дать мне, незнакомке, понять, что здесь мне не очень-то рады. Во всяком случае, отпирать внешнюю дверь она не спешила.

– Похоже, с такой собакой и звонка не нужно, – вымученно пошутила я.

Сэнди бросила на меня холодный взгляд. Он будто говорил: «Не пытайся уболтать меня».

– Что вы хотели? – спросила она, уже более твердым голосом. Нет, никакие разговоры о погоде не собьют ее с толку.

– Сэнди, это я, Фон. Лицо моей собеседницы озарилось улыбкой. В одно мгновение из хмурой и подозрительной она стала милой и приветливой – такой, какой я ее знала в сети. С неожиданной быстротой Сэнди открыла все замки. При этом она, не переставая, извинялась и оправдывалась. Успокоить настороженную Бонни оказалось сложнее. Сэнди пыталась удержать лающую собаку на поводке и одновременно обнять меня. Подобные сцены будут повторяться еще не раз в моей жизни. Люди, подружившиеся на расстоянии, не видя друг друга, в первый момент живого общения ощущают неловкость. Дом был старым и уютным. По стенам развешаны фотографии разных лет. На комоде, буфете и каминной полке стоят милые безделушки, хранящие воспоминания о прошлом. Я заметила коротенький коридорчик, ведущий в кухню с покрытым линолеумом полом. Посреди нее стоял маленький столик. Слева открылась гостиная, в которой прошла большая часть счастливой жизни Джима и Сэнди. Вокруг стояли сувениры, приобретенные ими во время поездок, а также небольшие подарки, которые муж делал жене. Когда волнение и суета, возникшие в первые мгновения нашей встречи, улеглись, Сэнди провела меня к дивану, стоявшему напротив ее кресла. Оно заслуживало отдельного внимания. Это было чудо современной техники: его высота, а также уровень наклона регулировались с помощью маленького пульта. Я заметила, что неподалеку находится второе такое же. Проследив за моим взглядом, хозяйка предложила мне разместиться в нем. Я уже собралась было сесть, но внезапно остановилась. Мягкий подголовник был слегка продавлен. В кресле много сидели; было совершенно очевидно, что здесь супруги коротали совместные вечера – болтали, смотрели телевизор, держались за руки. Без сомнения, это было кресло Джима. Но несколько лет назад он умер от сердечной недостаточности, и его место так и осталось пустым.

При этом невидимые, но прочные нити любви Сэнди все еще тянулись к нему. Все эти мысли промелькнули в моей голове за считанные доли секунды. Кресло лишь подтвердило то, что я уже ощутила в ходе переписки. Я посмотрела на пожилую женщину и на пустое кресло, отделенное от нее небольшим пристенным столиком из клена, повернулась и уселась обратно на диван. Сэнди не удивилась моему решению. Потом я неумело принялась прикреплять маленький микрофон к ее блузке. Неуверенные движения выдавали отсутствие навыка. Но мой непрофессионализм нисколько не смутил героиню интервью. Я включила недавно купленный цифровой диктофон и заявила Сэнди, что мы можем приступать.

– Джим был высоким, метр восемьдесят, – начала она. (Вот так сразу, с места в карьер. Мне, кстати, это очень понравилось.) – Когда мы танцевали, он любил класть подбородок мне на голову. Это сводило меня с ума! На заре нашей совместной жизни я была сантиметров на двадцать ниже его. Но с возрастом у меня возникли проблемы с позвоночником. Мне пришлось перенести несколько операций. Так «ушло» несколько сантиметров. Сейчас мой рост метр пятьдесят пять, а было – метр шестьдесят. Я сразу обратила внимание, что, несмотря на свою хрупкость, эта маленькая женщина обладает властным и независимым характером. При этом она глубоко предана своему мужу, любовь к которому пронесла черед десятилетия.

– Я всегда любила сидеть у Джима на коленях, – вспоминала она. Пятьдесят три года они прожили с супругом душа в душу, трогательно заботясь друг о друге. Этому не помешали ее проблемы со здоровьем. Что-то во всем облике Сэнди мне казалось очень знакомым, но я никак не могла понять, что именно. Эта, что было очевидно, волевая и довольно суровая женщина с взрывным темпераментом с годами научилась уступать, подчиняться. Она поведала мне, что поначалу ей пришлось нелегко, но она научилась быть терпимее. Она была не так великодушна и открыта, как муж (именно она повесила табличку, чтобы торговцы не подходили к дому), но со временем частично переняла эти его качества.

Сэнди была журналисткой, писавшей о путешествиях. Ее карьера сложилась очень удачно. Она начала работать, когда двое их детей учились в школе. Джим полностью поддерживал ее стремление к самореализации, и все, что ему удавалось сэкономить (его личные деньги, которые он мог бы потратить на себя), отдавал ей. Он поддерживал все ее затеи, мирился со всеми ее недостатками. Джим считал, что их брак – счастливая история, которую они пишут вместе. Рассказ Сэнди напомнил мне, как сильно я люблю своего мужа. Как и Джим, мой Кит тоже всегда был мне опорой и нередко жертвовал личными интересами, чтобы я могла взяться за какое-нибудь рискованное предприятие. Сэнди наклонилась ко мне. Она была хрупкой, как сухое деревце в лесу. Чем больше она рассказывала о Джиме, о его спокойном и уравновешенном характере, о его любви к семье и его самоотдаче, о послушании Богу и желании любить жену так, как Он возлюбил своих чад – тем больше я понимала, насколько он похож на Кита.

Моя собеседница углубилась в историю своей семьи. Ее отец был стопроцентным немцем. От него она унаследовала упрямство и несгибаемую волю. Тут сходство со мной стало еще более очевидно. Глядя на мою темную кожу, сложно догадаться, что у меня есть немецкие корни. Но зеленые глаза, возможно, подскажут наблюдательному человеку, что в моих жилах течет не только африканская кровь. У моей бабушки были белокурые волосы и небесно голубые глаза. И очень сильный характер. Она родилась и выросла в Германии в тяжелые годы правления Гитлера, а потом, после Второй мировой войны вышла замуж за чернокожего военного, служившего в войсках США, расквартированных в Западной Германии.

Пока Сэнди вела свой рассказ, до меня дошло: она это я, только старше. Ее брак был очень похож на мой, который, возможно, с годами станет таким же, если я не наделаю глупостей.

– Не думайте, что я говорю о нем хорошо только потому, что он уже умер, – заявила Сэнди. – Конечно, я так не думаю. – Я восхищалась бы им так же, если бы он сидел рядом, – она указала на пустующее кресло. У меня не было сомнений в правдивости ее слов. Людям такого типа несвойственно кокетство, и они не особо беспокоятся, чтобы окружающие обязательно думали о них хорошо. Выходило, что ей повезло в жизни, точнее, Провидение послало ей чудесного мужа. Суммируя и несколько упрощая то, что она говорила, можно было подвести сказать одно – это был очень хороший человек.

– Естественно, он был несовершенен, – заметила Сэнди. – Но для меня он был идеальной парой. Мне посчастливилось заполучить его и сохранить наши отношения до самой его смерти.

– Как же вам удалось сберечь любовь в течение стольких лет? Как вышло, что связь оказалась такой сильной?

Сэнди с готовностью откликнулась на эти трудные, не имеющие однозначного ответа вопросы. Ответы ее были чрезвычайно подробными и точными, будто она диктовала мне номер телефона или почтовый адрес.

– О разводе никогда и речи не было, – произнесла она без пафоса, констатируя факт. – Единственным планом на будущее была совместная жизнь до гроба.

Этот план они выполнили. Никто из них не искал «запасных вариантов». Главной задачей их жизни было сохранить брак. Сэнди и Джим очень редко ссорились. Они старались прислушаться друг к другу. Если мнения не совпадали, супруги спокойно относились к этим противоречиям. Секрет в том, что они никогда не торопились немедленно решать проблему, из-за которой возникали разногласия. Ведь у них впереди целая жизнь, так что будет еще время придти к соглашению. Никто не упирался в свою позицию, не считал ее единственно верной. Всегда имелось пространство для принятия точки зрения второй стороны.

– Но дело не только в этом, – продолжала моя героиня. – Конечно, приходилось часто идти на компромиссы. Но мы не торговались, а старались любить друг друга безусловной любовью. Такое чувство рождается не сразу, а формируется со временем. Каждому из нас иногда приходилось уступать.

Но наши отношения были для нас превыше всего на свете. Семейная жизнь – сложный процесс, который легко нарушить одним или несколькими неверными ходами.

Союз Сэнди и Джима зиждился на прочной основе. В этом секрет их успеха. На таком фундаменте можно строить даже самое замысловатое здание.

– Для нас был очень важен физический контакт. Мы часто держались за руки, целовались, танцевали. Мы не позволяли внешнему миру вторгаться в наши взаимоотношения, отгораживались от негатива, имевшего место в других семьях, или от неприятностей на работе. От погружения в воспоминания на глазах у Сэнди навернулись слезы.

– Вы о чем-нибудь сожалеете? – поинтересовалась я.

– О да, есть как минимум два момента, о которых я думаю ежедневно. Однажды, лет шесть назад, Джиму приснился страшный сон, будто я умираю. Муж проснулся в ужасе. Сон был настолько реалистичным, что он принялся трясти меня, разбудил, и сказал: «Я люблю тебя. Мы прожили пятьдесят лет вместе, и мне дорого каждое мгновение, проведенное вместе с тобой. Я так счастлив, что ты моя жена!» Тогда, не вполне проснувшись, я даже не очень понимала, в чем дело. А теперь жалею, что не могла сказать ему тех же слов в его последний час. Сэнди смотрела на свои руки, лежавшие на коленях. Они нервно подрагивали. Джим умер мгновенно, дома, в постели, а жена была в это время в другой комнате.

– А еще мне жаль, что мы не ушли из жизни вместе. Я часто просила Бога об этом… Она умолкла. Ее печаль, казалось, разлилась по комнате. Удивительное дело! Я тоже нередко всерьез прошу в своих молитвах о том же. Некоторым это желание покажется странным. Так или иначе, слишком самонадеянно было бы указывать Богу, когда именно Он должен прекратить твое существование. Однако признание Сэнди помогло мне понять, почему для меня это так важно.

Когда брак становится центром твоей жизни, все вокруг воспринимается сквозь призму взаимной любви, соотносится с этой связью между супругами. Если одного из нас не будет, для другого привычный мир начнет рушиться.

Тому, кто прожил в браке долго, сложно представить себе, как можно наливать кофе в одну чашку или в одиночку смеяться какой-то шутке, кода смотришь телевизор или читаешь что-то забавное. Так что просить о смерти в один день – все равно, что молиться об избавлении от страданий. Это абсолютно нормально.

– Несколько лет я не могла простить Богу, что Он не выполнил мою горячую просьбу. Я по сей день оплакиваю уход Джима, хотя прошло уже почти три года. Сэнди призналась мне, что часто спрашивала Бога, почему Он оставил ее одну на этой земле. И всякий раз Его ответ звучал примерно так: «Ты узнаешь это, когда прекратишь горевать». Не стоит считать полученное Сэнди утешение универсальным. Оно относится именно к ней и к ее ситуации. Все люди разные, и с каждым Господь говорит по-своему. Однако в данном случае ясно, что Бог дает ей время для раздумий, не торопит в ее тоске и скорби, позволяет осмыслить потерю, чтобы потом двигаться к чему-то новому. Он не забыл о ее горе и понимает, что она, подобно человеку, потерявшему руку или ногу, испытывает фантомные боли. Ей нужно время, чтобы заново научиться жить и делать самые простые вещи.

– Наши отношения всегда были для нас с Джимом приоритетом. Вы не считаете, что это эгоистично? – спросила она меня в конце интервью.

Повисла торжественная и многозначительная пауза. И в то же время в доме особо ощущался покой и уют.

– Почему же я должна так думать? – поинтересовалась я.

–Уже в самом начале совместной жизни мы понимали, что дети когда-нибудь вырастут, и мы с ним останемся один на один. Что же будет, если к тому времени мы совсем отдалимся, станем чужими друг другу? Тогда мы решили, образно говоря, «заплатить вперед по всем счетам»: с первого года после свадьбы мы стали строить такую жизнь, какой хотели бы жить через пятьдесят лет.

И я очень рада, что мы так поступили. Она вздохнула.

– А сейчас я так по нему скучаю!

Она задумалась, и я тоже. Мы обе многое вынесли из этого разговора. А теперь пора. Мы почти одновременно встали. Бонни, мирно дремавшая возле кресла Джима, тоже поднялась. На этот раз она не лаяла. Сэнди обняла меня. Мы сказали друг другу теплые слова на прощание. С одной стороны, мне хотелось остаться и еще немного поболтать с ней. Но в глубине души я знала, что надо уходить. К тому, что было сейчас между нами, ничего не добавить, и ничего от него не убавить. Медленно, покачиваясь, она проводила меня в прихожую. Как только я вышла на крыльцо, она наглухо заперла дверь: было слышно, как повернулся ключ в замке, и защелкнулась щеколда. Послеполуденное солнце ударило мне в глаза и заставило меня сощуриться. Перед моим уходом Сэнди спросила, знаю ли я, как выбраться отсюда на трассу, к океану. Да, я это знала. А еще я знала теперь чуточку больше о том, как двигаться вперед, к счастливому браку. Несмотря перенесенную моей героиней горькую утрату, ее жизнь не потеряла смысла. Она хранит в душе чудесные воспоминания; она способна видеть и ценить красоту, она не прерывает общения с Богом. Сэнди развивается, постигает свое предназначение. А Бог, как океан, всегда рядом. Его присутствие ощущается в ее жизни так же явственно, как сохраненная ею любовь к Джиму. Это основы ее существования, и их у нее никто не отнимет. Уже стоя на пороге, я поймала ее мудрый и серьезный взгляд и уверенно ответила:

– Да, я знаю, как добраться до океана.

 
Автор: Жанна Спиридонова
Поделиться:
 
 
 
 



Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.