Шарлотта Роган «Шлюпка» («Азбука»)

Время публикации: 23 Августа 2012
Автор: Игорь Кузьмичев
Источник: FashionTime.ru
Шарлотта Роган сочиняла свою книжку в свободное от семьи время. Собственно, дел, кроме семьи, у Роган нет, так как она домохозяйка. В статье The New York Times, ей посвященной, текст сопровожден фотографией – дом, пасторальная негромкая перспектива за ним, стол, природа, приятное лицо англосаксонской дамы лет 45–47 (на деле Роган на десять лет старше).

Тихая жизнь интеллигентной жены и мамы из среднего класса – отличный фон для графоманских упражнений в жанре женской прозы с диапазоном от "Джейн Эйр" до "50 оттенков серого" (которые российскому читателю еще предстоит узнать). Все так, да не совсем.

Действительно, жена (муж – адвокат), мать (трое близнецов). Да, упорство графомана. Однако есть, как говорится, нюансы.

Переехав в Даллас из-за новой работы мужа, Роган, окончившая Принстонский университет, превратилась в ту самую домохозяйку, которая занимается детьми, иногда находя время на себя. Личным временем она распорядилась вдумчиво, записавшись на курсы писательского мастерства. От нее требовалось еженедельно сдавать по тексту.  

Это приучило Роган к дисциплине и выработало иммунитет к неудачам. "Я просто делала то, что требовалось, каждую неделю, и ожидала, что мне скажут – это плохо", – приводит The New York Times ее слова.

В последующие двадцать пять лет Шарлотта Роган писала и писала, ранним утром и после обеда, "когда в доме было тихо". Я старалась быть последовательной и не отвлекаться, скажет она позже. Несмотря на отсутствие друзей в Далласе, Роган не стремилась найти их, и часто отклоняла приглашения на обед, лишь бы сесть за рукописи.

Таким образом она сочинила три романа и сейчас говорит, что они вряд ли стоят внимания, несмотря на тщательную работу над ними.

Замысел четвертого возник в 1999-м, когда Роган, листая книги по уголовному праву, принадлежащие мужу, наткнулась на судебный прецедент из XIX века. Некто Дадли и Стивенс оказались на шлюпке вместе с другими пассажирами судна, потерпевшего крушение. Дрейфуя в открытом море, они убили тех, кто был с ними, и одного человека съели. Через четыре дня их нашли, Дадли и Стивенс предстали перед судом, который в итоге осудил их за убийство, признав недопустимым лишение жизни кого-либо ради спасения себя.

Вдохновившись этой историей, Роган села писать новую книжку.

1914 год. 22-летняя Грейс Винтер и ее муж намерены провести медовый месяц на роскошном лайнере, но катастрофа, случившаяся в Атлантическом океане, пересаживает их в спасательную шлюпку. Три недели в открытом пространстве с минимальными шансами на спасение, и все-таки Грейс остается в живых. Как – читателю остается лишь гадать. Читатель знает только, что суд обвиняет Винтер в убийстве капитана судна.

Автор называет свой текст "психологическим исследованием воли к жизни", избегая разъяснений, что же все-таки произошло с ее героиней и остальными пассажирами. По книге разбросаны подсказки, но тот факт, что повествование ведется от лица самой Грейс, которая не то забыла детали, не то их скрывает, добавляет напряжения.

"Я не думаю, что автор может знать все о характере своих героев, – говорит Роган в интервью Bookseller. – Это незнание – важный способ привлечь читателя. Зачем делать все явным? В характере Грейс есть белые пятна даже для меня". 

"Шлюпка", в отличие от "оригинальной" истории Дадли и Стивенса, избегает каннибализма, исследуя при этом вопросы выживания, внутренней и физической силы, жизни и смерти. Это хорошая, крепкая книга, нестыдный бестселлер, в котором британскость – не стилизация, а естественная манера.

Отдельное спасибо стоит сказать переводчику Елене Петровой, сохранившей "обманчиво простой слог" книги (выражение нобелевского лауреата Дж. М. Кутзее).

Переводившая на русский Барнса, Кристофера Приста ("Престиж"), Бэнкса, Петрова придает негромкому и сдержанному голосу главной героини пугающий тон, за которым будто бы действительно кроется тайна.

Поработав над "Шлюпкой", автор отложила ее на десять лет, и вернулась к ней лишь в 2009-м. Тогда же она познакомилась с литературным агентом и отправила ему две свои рукописи. Одной из них была "Шлюпка". Агент, выбрав "Шлюпку", передал текст редактору издательства Little, Brown & Company. Через несколько месяцев после того, как Роган в кругу семьи отметила пятьдесят седьмой день рождения, ей поступило предложение подписать контракт.

Первый тираж составил 35 000, что, как пишет Guardian, говорило об уверенности издателя в успехе – и это сегодня, когда тиражи бумажных книг падают. Права на "Шлюпку" купили 20 стран, книга попала во всевозможные списки бестселлеров и, что нечасто бывает в таких случаях, получила хорошую прессу.

The New York Times назвала сочинение Шарлотты Роган "романом, в котором переплетаются зависть, туманные мотивы, моральная дилемма и психологические тонкости". The Guardian сочла роман "увлекательным портретом решительной, свободомыслящей молодой женщины" и "разгадкой тайны личности", а Independent заметила: "Грейс напоминает нам, что, в конце концов, мы все в одной лодке, нравится нам это или нет".

Сейчас Шарлотта Роган находится в рекламном туре по Америке. Что будет дальше, издадут ли другие ее романы или она сядет за новую книгу – неизвестно. В любом случае есть смысл иметь этого автора в виду. Да она и не пропадет – после стольких лет работы в стол.

Оценка:

★★★★☆

Отрывок:

"Мимо шлюпки проплывали мертвые тела; оставшиеся в живых пассажиры отчаянно цеплялись за любые обломки; я заметила еще одну молодую женщину с ребенком – смертельно бледный мальчуган кричал и тянулся ко мне. Подойдя ближе, мы увидели, что его мать мертва: ее тело бессильно висело поперек какой-то доски, а белокурые волосы веером распустились по зеленоватой водной поверхности. Малыш был в крошечном галстуке-бабочке и в подтяжках; меня поразила несуразность такого наряда, хотя я всегда ценила красивую, подобающую случаю одежду и сама в тот день, как на грех, надела корсет, нижние юбки и мягкие ботиночки из телячьей кожи, совсем недавно купленные в Лондоне. Кто-то из мужчин в шлюпке закричал: "Подойти чуть ближе – и мы дотянемся до ребенка!" На что Харди отозвался: "Отлично, кто из вас готов махнуться с ним местами?"

Факт:

– Выпуск книги совпал с 100-й годовщиной гибели "Титаника".

Цитата:

"Впервые я назвала себя писателем после того, как книга вышла. Была в Нью-Йорке, в одном универмаге, и там нам с подругой встретился один парень, который рассказывал, как хочет стать дизайнером. Потом вдруг повернулся ко мне и спросил: "А вы чем занимаетесь?" И я ответила, что я писатель. Это было первый раз, когда я произнесла это вслух, и я почувствовала себя мошенницей". (Из интервью Huffington Post)


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.