Владимир Сорокин «Метель» (АСТ «Астрель»)

Время публикации: 12 Мая 2010
Автор: Игорь Кузьмичев
Источник: FashionTime.ru
Бедный доктор Гарин спешит к своим больным. Метель, ни видно ни зги. Но – надо. Платон Ильич и его случайный возница, крестьянин Перхуша, отчаянно бьются за каждый метр дороги. Метель отступает, наступает – и с каждым вихрем становится страшней. Гарин и Перхуша, упрямясь, пытаются нарушить некий порядок, который на самом деле не что иное, как извечный русский хаос, и попытка превращается в пытку. Классический сюжет, моментально – по школьной программе – узнаваемая манера письма; "Метелью" Сорокин, как прежде романом "Роман", стремительно проносится по полю великой русской литературы. Повесть – именно повесть, в связке с названием... и вот над читателем реют, как флаги, родные с детства бакенбарды и борода.

"Метель"
писали Пушкин и Толстой; теперь за дело взялся Сорокин. Распространенная и поверхностная характеристика Сорокина – "блестящий стилист" – в высшей степени применима к его "Метели"; что-что, а мундир изящной словесности века позапрошлого сидит на сюжете как влитой. Но верхняя пуговичка не по уставу расстегнута, а рукава наглым образом закатаны выше локтя: вот она, привычная авторская поза – "вольно". В отличие от того же "Романа", где тургеневский маятник уныло качался, качался, да в итоге сам себя съел, фирменные сорокинские странности вплетены в текст "Метели" изначально, а не вылезают во всей своей полоумной красе ближе к финалу. Вот они.

1. Вместо условной лихорадки или интеллигентского туберкулеза, который спешится лечить Гарин, – загадочный боливийский вирус, эпидемией накрывший часть неизвестной деревни. Подробности автор не раскрывает, но все это сильно смахивает на укушенных вампирами или превращение в зомби.

2. В сани Перхуши запряжены пятьдесят лошадок, каждая размером с курицу.

3. В дороге Гарин и Перхуша натыкаются на стеклянную пирамиду, торчащую из-под снега; позже, оказавшись в гостях у витаминдеров (наркодилеров) и отведав чего-то сногсшибательного, доктор понимает: пирамидка в снегу – это бокс с дорогостоящей дозой.

4. В самый разгар метели герои заедут в ноздрю к мертвому великану, а в финале возникнут китайцы на лошадях величиной с дом. Красота.

Все эти аттракционы "Метели" очень к времени и месту; не торчат вставным постмодернистским зубом, а прокачивают сюжет до необходимой скорости и нужного градуса. "Метель" названа повестью не только из-за игры в ассоциации – здесь нет главок, текст катится без перерыва, и даже там, где Гарин и Перхуша барахтаются и буксуют, утопая в заносах, читатель продолжает следить за ними, как говорится, на одном дыхании. Книга эта удивительно кинематографична – в самом смачном, голливудском, смысле; настоящий триллер, с бесперебойно работающим экшном, – триллер, в котором самое страшное вынесено за скобки. Что за вирус? Как выглядят больные? Что будет с ними? Что будет с Гариным? Вопросов много, ответов – нет.

Сорокин – идеальный литературный экспортер: работает с нашим, русским, только выворачивая наизнанку. В случае с "Метелью" это верно вдвойне: Tolstoy плюс условные зомби – сочетание беспроигрышное. Хотя главное опять же не в форме. Стиль стилем, а главное все-таки прячется внутри. И выходит на свет, лишь когда прочитана последняя страница, а мы, смахивая оцепенение, в который раз убеждаемся, что ничего не знаем об этой стране. Кроме того, что она большая как слон, и сгинуть тут – плевое дело. Один неловкий шаг – и нет нас. Страна и не заметит. Она же большая. Брр.

Отрывок:

"Луна серебрила снежинки в бровях, на ресницах и волосах гиганта. Один мертвый глаз был полон снега, другой же, полузакрытый, пристально и угрожающе смотрел в ночное небо.
– Господи... – пробормотал доктор.
– То-то и оно... – обреченно кивнул Перхуша.
Доктор присел рядом с головой, смахнул рукой снег с запорошенного глаза. Он тоже был полуоткрыт. Рот прятался в заснеженной бороде, над ним нависал нос самоката. В торчавшем из снега ухе великана поблескивала увесистая медная серьга в форме и в размере двухпудовой гири".

Нюанс:

Случайно ли, но "Метель" в определенной степени вписывается в наимоднейший литературный тренд последнего времени – mash-up. Речь идет о ремейках классических произведений (или стилизации под классику), густо замешанных на также модной нынче вампиро-зомби-тематике. Флагман этого тренда – американское издательство Quirk Books, активно выбрасывающее на рынок книги с характерными названиями "Гордость и предубеждение и зомби" или "Андроид Каренина". Выходит, "Метель" по формальным признакам – актуальный мэш-ап. Только в разы лучше.

Оценка:
★★★★★

купить книгу

Каталог стильной одежды, обуви и аксессуаров на fashiontime.ru
Футболка TOM TAILOR Denim
Блузка-туника в полоску
Майка-борцовка
Плавки Cari
Капри LERROS
Босоножки HYPNOSI
Чулки OROBLU
Зонт складной Eleganzza
Платье Diesel
Юбка MARCIANO Guess
Шторы для ванной Magic Lady
Платье Y.O.U.
Бюстгальтер Tommy Hilfiger
БАЗОВАЯ ФУТБОЛКА ДЛЯ МУЖЧИН
Джинсы Diesel
Босоножки Hogl
Платье Ashley Brooke
Бюстгальтер Emporio Armani

Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.