Сью Таунсенд "Адриан Моул: годы прострации" (Фантом-пресс)

Время публикации: 8 Декабря 2012
Автор: Игорь Кузьмичев
Источник: FashionTime.ru
Адриану почти 40. Он не может позволить себе купить жилье, поэтому перебирается за город, живя с родителями по соседству со свинарником. Адриана раздражают родители, частое мочеиспускание; его жена остыла к нему, все, что ей нужно, – новая пара сапог и упаковка печенья. А где-то рядом, в опасной близости, бродят неизлечимая болезнь, адюльтер, вопрос «Кто мой настоящий папа» и вечная любовь Пандора.

Адриан Моул – такой же национальный литературный герой Британии, как и Гарри Поттер, это правда. И это не единственное, что есть между ними общего.

В восьмидесятых, когда Поттера еще на свете не было, а Джоан Роулинг училась в университете, Сью Таунсенд была самым продаваемым британским автором. Так же, как и Роулинг, Таунсенд писала свой первый роман в статусе матери-одиночки, и тоже долго не могла его издать. «Адриан Моул: секретный дневник», который 36-летняя инструктор по гребле наконец выпустила в 1982-м, разошелся более чем полуторамиллионным тиражом.  

Спустя три года Таунсенд произвела на свет еще одну книжку об Адриане, «Страдания», пообещав взять перерыв до 1992 года. «Не напишете третью часть – напишу за вас сам», – письмами подобного содержания засыпали ее читатели. В итоге под занавес десятилетия Таунсенд предъявила публике «Признания Адриана Моула», после чего забыла про персонажа до 1993 года.

Параллельно она сочиняла пьесы – то, с чего в принципе начала литературную карьеру; запустила еще одну серию – про королевское семейство, написала нон-фикшн-роман «Мечта мистера Бивана: почему Британии необходимо стать социально ориентированным государством».

Начало 90-х Таунсенд встретила в заслуженном статусе национального классика. Тэтчеризм кончился, новое десятилетие обещало перемены, однако новые «Дневники» повзрослевшего Адриана вызывали больше горечи, чем смеха.

Интересно, что в других ее книжках мрак был не так заметен, и даже диагностированный в 1999 году диабет, который через два года привел к полной потере зрения Таунсенд, не повлиял на общий тон внемоуловских сочинений. Очевидно, причина кроется в максимальной приближенности Адриана Моула к личности самого автора.

Сью Таунсенд так точно описывает своего героя и то, что с ним происходит, потому что хорошо знает среду, в которой он пребывает. Она сама оттуда, из рабочего класса, работала дворником, разносила газеты. В 18 лет вышла замуж за металлурга, к 22 уже была матерью троих детей, а потом – матерью-одиночкой.

И даже литературный успех, сделавший Таунсенд сначала обеспеченной,  а потом и вовсе богатой («Адриан Моул: годы капучино» 1999 года разошлась пятимиллионным тиражом), не оторвал ее от корней.  По крайней мере социальный пыл никуда не делся, достоверность книг – тоже.  

«Я много денег отдаю на благотворительность. Сколько точно, не считала», – приводит The Guardian слова Таунсенд. В том же интервью писательница признается, что долгие годы страдает от депрессии, вызванной, «вероятно, разрывом между известным автором книг об Адриане Моуле и той, кем я на самом деле являюсь».  

Впрочем, Адриан Моул, который стареет, болеет, не становится умнее,  никак не надоест читателю. Вряд ли он утомил и саму Таунсенд, иначе бы она не продолжала сагу (в 2013-м обещан новый роман). «Годы прострации» (The Prostrate Years) содержит игру слов – имеется в виду как prostrate, так и prostate (простата).

Последняя особо донимает Моула, впрочем, в той же степени, что и родители (в отличие от Адриана по-прежнему ведут половую жизнь), жена (ненавидит сельскую жизнь, не может перестать набирать вес), дочь (Адриан ее боится) и весь окружающий мир. Адриан, как и Гарри Поттер, – настоящий волшебник: может то, чего не могут другие, а именно видеть реальную жизнь в расфокусе. Странным образом столь неадекватный герой выходит более реальным, чем персонажи телесюжетов или газетных статей.  И это очень-очень печально. Хотя, разумеется, очень смешно.

Оценка:

★★★★★

Отрывок:


«Отчасти ты сам виноват, Джордж. Я была женщиной кровь с молоком, с нормальными сексуальными потребностями, а тебе больше нравилось читать эти идиотские ковбойские книжки в постели. Помню, однажды, когда мы занимались любовью, я застукала тебя – ты читал «Билла, укротителя мустангов», держа книгу у меня за спиной!»


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.