Саундтрек к фильму "Джанго освобожденный" (Universal)

Время публикации: 25 Января 2013
Автор: Игорь Кузьмичев
Источник: FashionTime.ru
В профильном чарте Billboard Soundtracks звуковая дорожка к новому фильму Квентина Тарантино находится между саундтреком к «Хоббиту» и «Девочками». При желании в этом можно усмотреть некую жизненную логику. С одной стороны, масштабная и фееричная фантазия, выдуманный мир; с другой – безыскусные реалии и прицельная точность диалогов. «Хоббит» – торжество формы и культа, «Девочки» не менее убедительная победа содержания, и тоже, впрочем, культ. 

«Джанго», как обычно у Тарантино, болтается посередине, в данном случае между сказкой и реальностью. Саундтрек к фильму не менее эклектичен; сам Тарантино описывает его как «аккуратный микс из песен старой школы и новых артистов».

В отношении этих новых артистов (относительно новых) фантазия Тарантино развернулась вовсю. Рик Росс под руководством исполнителя роли Джанго Джейми Фокса (который не только актер, но и музыкант) убедительно читает про 100 Black Coffins. «100 черных гробов», кстати говоря, своего рода прецедент, первая песня, специально сочиненная для фильмов Тарантино.

Who Did That to You записана соул-певцом Джоном Леджендом с помощью Пола Эпворта, приложившего руку к хитам Адель. Нежнейшей выделки вещь Who Did That to You на деле – песнь о возмездии.

Локальный джазовый артист Энтони Хэмилтон спел песню Freedom, которая звучит так, словно записана 40 лет назад.  Мало того, первая половина Freedom, записанная Элайной Бойнтон, больше похожа на хиты Адель, чем хиты самой Адель.

Есть в «Джанго» и мэш-ап Unchained. The Payback, наглая и бронебойная вещь, которая свела вместе Джеймса Брауна и Тупака. Читка последнего, взятая из трека Untouchable, смешана с классическим шедевром Брауна 1973 года The Payback. Сделать новое и свое из старого и чужого, как известно по Тарантино, не преступление, а творческий акт.

Хедлайнером по числу композиций (4) на пластинке является классик Эннио Морриконе, что совершенно логично для фильма жанра спаггети-вестерна, коим является «Джанго». Три из четырех композиций заимствованы Тарантино как раз из старых фильмов – «Два мула для сестры Сары» Серджио Леоне и «Жестокие» Серджио Корбуччи. Последний, собственно, снял в 1966 году «Джанго», вдохновивший Тарантино. Разница между тем Джанго и новейшим – такая же, как между сведенными вместе Джеймсом Брауном и Тупаком, – поколенческая, не более.

Что до Морриконе, он, сочинив для нового фильма новую вещь, Ancora Qui, демонстрирует наглядность принципа «стабильность – признак мастерства».  Ancora Qui, спетая итальянской поп-артисткой Лизой, могла быть написана и 40, и 30 лет назад. Ничего выдающегося в ней нет, это скорее дань уважения и традиции мастеру.

Тарантино принято считать специалистом по возвращению забытых имен, как в отношении актеров, которых он вытаскивает из ниоткуда на свет божий, так и музыкантов, чьи записи, похоже, остались только в его собственной коллекции. В случае с «Джанго» чаще других мелькает имя композитора Луиса Бакалова.

Справедливости ради надо сказать, что Бакалов уже гостил у Тарантино – десять лет назад, в звуковой дорожке первой части «Убить Билла». В «Джанго» у него в общей сложности три трека, все архивные. Вне конкуренции, конечно, заглавная, что сопровождала «оригинальную» ленту Корбуччи. Спевший ее Рокки Робертс, по мнению Тарантино, звучит как «квази-Элвис», но у советского/русского человека его голос вызывает стойкие ассоциации с Муслимом Магомаевым.

Кроме собственно музыки саундтрек отмечен диалогами из фильма, скрипом иглы проигрывателя (некоторые вещи взяты с пластинок личной коллекции Тарантино – принципиально «сняты» с винила, чтобы сохранить их дух) и двумя артистами, на которых почти не обратили внимания, а зря.

Это, во-первых, современный блюзовый музыкант Brother Dege с отличным жанровым номером Too Old to Die Young, и рок-звезда начала 70-х Джим Кройс, чей хит I Got a Name наполнен светом начала 70-х. Для кого как, но лично для меня именно Кройс, а не Бакалов, стал главным открытием этой пластинки.    

В саундтрек не попала, кстати говоря, еще одна вещь, написанная специально, – это Wiseman Фрэнка Оушена. Для нее, по словам режиссера, не нашлось в фильме места, а ставить Wiseman хоть куда-нибудь он не желал – слишком хороша оказалась баллада. Впрочем, трек официально доступен в Сети, и желающие ознакомиться с номером лучшего, по мнению большинства музыкальных СМИ, артиста прошлого года могут сделать это без проблем.

Оценка:

★★★★☆

Факты:

– Пластинка занимает 5-е место в российском чарте интернет-магазина iTunes.

– Саундтрек стал первой звуковой дорожкой к фильмам Тарантино, где звучат оригинальные композиции. Ранее Тарантино объяснял это боязнью конфликта с авторами, если вдруг заказанная песня не покажется режиссеру подходящей. В случае с Фрэнком Оушеном, чья баллада не попала в фильм, обошлось без выяснений отношений.

– Режиссер оригинального фильма «Джанго» Серджио Корбуччи хорошо известен советским и российским зрителям по комедиям «Блеф» и «Синьор Робинзон», которые в 70-х–80-х были большими хитами в СССР.

I Got a Name, альбом Джима Кройса, которому дала название одноименная песня, вышел через три месяца после гибели 30-летнего музыканта в авиакатастрофе. Песня стала хитом после фильма «Последний американский герой», с Джеффом Бриджесом в роли автогонщика.

Лучшие песни:

– Freedom (Anthony Hamilton & Elayna Boynton)
– I Got a Name (Jim Croce)
– 100 Black Coffins (Rick Ross)
– Who Did That To You? (John Legend)


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.