ќтрывок из романа јнны √авальды Ђћатильдаї

 нигами јнны √авальды зачитываетс€ весь мир, миллионы поклонников по всему миру сравнивают писательницу с другой известной француженкой – ‘рансуазой —аган. ¬ новом романе √авальды речь идет о молодой девушке ћатильде. ќна бросила институт ради не слишком интересной работы, снимает квартиру с подругами. ћатильда увер€ет всех, что счастлива. ≈й удаетс€ убедить других, но не себ€. ќднажды в кафе она забывает сумочку, спуст€ некоторое врем€ неизвестный молодой человек возвращает ее. ј ћатильда решает изменить свою жизнь. FashionTime.ru эксклюзивно публикует отрывок из новой книги јнны √авальды «ћатильда». ѕри€тного чтени€!   

ќтрывок из романа јнны √авальды Ђћатильдаї

Ќачать наступление, вот что требовалась. јтаковать. ƒвигатьс€. ƒвигатьс€ к нему. —ветитьс€, улыбатьс€, шутить, строить из себ€ старую при€тельницу, котора€ просто проходила мимо, сестренку из провинции, заблудившуюс€ в большом городе, «матушку ћишель, потер€вшую своего кота» или же просто легкомысленную девицу в зависимости от того, кто перед тобой. » еще требовалось рано вставать. ѕотому что на помощь зала рассчитывать не стоило. ћетрдотели, официанты на террасах и в помещении, уставшие еще до того, как нат€нули сво рабочие жилетки, маленькие начальники, которые выпендривались как могли, — все эти люди кардинально мен€лись в зависимости от того, работали они или нет. ќни становились любезными, только когда надевали свою спецодежду и начинали охоту за чаевыми, а в трениках и с пылесосом в руках так и норовили заехать по лодыжке.

“ребовалось рано вставать и находить служебный вход. «аднюю дверь. ¬ход дл€ артистов и поставщиков. “акую кривенькую, невзрачную дверь, застопоренную чем попало — €щиком из-под фруктов, пустой баночкой из-под крема или огромным бидоном масла, — которой пользовались вс€кие пакистанцы, шриланкийцы, конголезцы, котдивуарцы, филиппинцы и прочие граждане United Colors of Life de Merde, выплескивавшие мыльную воду, но врем€ от времени там можно было заметить и более щекастых зомби, с более светлой кожей. Ёти обычно потирали лицо, имели достаточно средств, чтоб не крутить самокрутки, и курили готовые сигареты, прислонившись к стене и опира€сь о нее одной ногой, в одиночестве или в компании, все более молчаливые к концу дн€.

—вежие как огурчики на перерыве в 8 утра, более спокойные к 10, готовенькие к 15, и, как ни парадоксально, оживавшие к закрытию, и вот тогда снова возобновл€лась болтовн€. ¬место того чтобы расходитьс€ по домам, они трепались, сме€лись, снова прокручивали событи€ дн€, задирали друг друга, как раз чтобы выпустить пар и дать стрессу врем€ растворитьс€ в ночи. «а несколько дней... теперь уже ее поисков, а не завоеваний (она перестала умничать) ћатильде все это открылось. ÷елый мир... ќна также пон€ла, что одно только им€ никуда ее не приведет, что большинство этих странных типов знали друг друга только по фамили€м, и вс€кий раз, когда она спрашивала какого-то ∆ан-Ѕатиста, на нее смотрели с таким сожалением, будто она просила сердитого мсье, только что закрывшего школьные ворота, принести ей ее игрушку.

≈ще ∆ан-Ѕа — куда ни шло, но ∆ан-Ѕатист нет. Ёто слишком длинно.  огда она натыкалась на посудомойщика и понимала, что всех ее познаний в английском, бенгали, сингальском, тамильском и она-уж-не-знала-в-каком-еще не хватит, чтоб достучатьс€ до собеседника, то кивала на кухню и, наугад согнув один из пальцев левой руки (она уже не помнила, какого именно пальца не хватало), другой рукой изображала солидное пузо, а иногда даже показывала вихор на затылке. “е немногие, кто не принимал ее за сумасшедшую, качали головами и разводили руками. ”ход€ она слышала, как они шептались между собой:

— Avaluku ina thevai pattudhu? („его она хотела?)

— Nan... seriya kandupidikalai aval Spiderman parkirala aladhu Elvis Presley parkirala endru... (Ќу... я не очень пон€л, она искала то ли „еловека-паука, то ли Ёлвиса ѕресли...)

— Aanal ninga ina pesuringal? Ina solringa, ungaluku ounum puriyaliya! Ungal Amma Alliance Francaise Pondycherryla velai saidargal enru ninaithen! (Ќо что ты снова городишь? ’очешь сказать, что ничего не пон€л, да! ј €-то считал, что тво€ мать работала в ≪јль€нс ‘рансез≫ в ѕондичерри!)

— Nan apojudhu... orou chinna kujandai... (Ќу ладно тебе... я был еще маленький...)

ѕару раз ей за€вл€ли ∆ан-Ѕатиста, но ∆ан-Ѕатист оказывалс€ не тот, а однажды утром ей даже предъ€вили парн€ с и впр€мь укороченными руками, но это тоже был не он. Ќовости по кухонному радио распростран€лись быстро, и дней через дес€ть ее уже нередко встречали такими словами:

— Ќичего не говорите. ¬ы та, котора€ ищет однорукого повара, ведь так? ’а-ха, нет, у нас таких нет...

ќна превратилась в своеобразное развлечение. ”тренний перерыв на шоколадку. —умасшедша€ на велике, котора€ что-то вычеркивает в своем блокноте и попутно стрел€ет у вас сигаретку или, наоборот, угощает своей. ¬ итоге она тоже развлекалась. ≈й нравились эти вечно спешащие молодые люди, не слишком разговорчивые, но бодрые. ¬сегда бодрые. ≈е особенно завораживали самые молодые. ќтдавали ли они себе отчет, что именно в этот момент их жизни между ними и их товарищами из обычного мира, с «гражданки», начинал образовыватьс€ ров?

ќна ставила будильник на п€ть утра, принимала душ с минимальным напором воды, чтобы не разбудить сестер, складывала в сумку свои карты и с рассветом погружалась в ѕариж, в самый разгар летнего солнцесто€ни€. ¬ заспанный розоватый ѕариж доставщиков, установщиков рыночных стендов и пекарей. ќна заново открывала дл€ себ€ виды, бульвары и авеню, по которым раньше, примерно в то же самое врем€, обычно возвращалась домой никака€, на автопилоте, ковыл€€ зигзагами и то опира€сь на руль своего велика, то удержива€сь за него, как за противовес.

≈й нравились сонные пот€гивани€, нахальна€ нега, откровенна€ и волнующа€ расслабленность этого города, который ее бедные маленькие глаз-ки, опухшие от усталости, алкогол€ и миксоматоза анонимных меланхоликов, так давно не видели, и который, чего уж там говорить, сколько над ним ни бились, был прекрасен как божий день.

 ак же вокруг было красиво... ќна чувствовала себ€ туристкой, прогулива€сь, как на экскурсии по собственной жизни. ќна стремительно неслась вперед, играла с водител€ми автобусов, лихо обгон€ла тихоходов на т€желых прокатных великах, следовала по следам барона ќсмана, оставл€€ позади простонародную часть (вернее то, что от нее осталось) площади  лиши, ехала вдоль все более богатых домов, приветству€ красивую ротонду в парке ћонсо, и каждое утро она задавалась вопросом, кто же тут жил, в этих фантастических частных особн€ках, и эти полубоги, отдавали ли они себе отчет в том, насколько им повезло, она завтракала в разных кафешках, видела, как цены ползут вверх по мере того, как уменьшаетс€ цифра округа, смотрела на людей, листала «ѕаризьен», садилась спиной к телевизору, слушала разговоры за стойкой бара, приобщалась к хвастливым, пустым, звонким и/или выигрышным прогнозам по лошадиным ставкам тьерсе и футбольной таблице, делала свои ставки, если было по душе, и потом быстрее крутила педали, нагон€€ упущенное врем€.

Ќа спусках покрывалась «гусиной» кожей, а на подъемах ее бросало в жар... ¬ерила. ¬ерила крепко-накрепко. ѕридумывала себе жизнь, играла со своим одиночеством, сочин€ла себе кино, представл€ла себ€ ћатильдой из «ƒолгой воскресной помолвки» 25, искала абсолютно некрасивого парн€, который хотел ей понравитьс€, однажды ночью он сам поведал ей это на ушко, и даже если она его не найдет, даже если все это лишь очередна€ глупость в стране под названием «—кажи ∆изни ƒа!», это тоже нестрашно, в любом случае он уже преподнес ей великолепный подарок — дал почувствовать себ€ на ногах, решительной, ранней пташкой и уже одно это... было слишком щедро.

ѕо крайней мере, все то врем€, когда она рано вставала по утрам, ей как будто принадлежал весь мир. ѕринадлежал? ƒругим! ¬от уже почти три недели, как она встает ни свет ни зар€ и таким вот образом прогуливаетс€, при этом продолжа€ работать, стараетс€ ложитьс€ пораньше, почти ничего не ест и засыпает разочарованна€. Ёто... мучительно. ћатильда вздохнула. » что это она себе оп€ть вообразила? » что за гнусный рататуй подсовывал ей снова  упидон? Ёй, толстозадый, ты там? „то это оп€ть за др€нное рагу?

¬се места, на которые она рассчитывала и которые ее вдохновл€ли, все советы, рекомендации, вс€ эта шумиха, передававша€с€ от одного служебного входа к другому, все эти пожелани€ удачи и «√оворишь, на лезви€х были как будто бы ореолы? Ёто €понские штучки, это... будь € на твоем месте, € бы начал с €понских заведений», да, все эти ценные подсказки и иллюзорные надежды, все эти подробнейшие описани€ и настолько невозможные вопросы («ѕростите, мсье... € ищу повара, вот... уф... не знаю его фамилии, но он... уф... немного упитан... вам это кого-нибудь напоминает?»), все эти вытаращенные глаза, грустные покачивани€ головой, разведенные руки, вежливые и злые отказы, вс€ эта изнанка жизни, пробуждени€ ни свет ни зар€ и посто€нные разочаровани€, все это, все, все было бесполезно. ћатильда колебалась.

Ќо где же он пр€талс€, черт его подери? –аботал ли он вообще в этом районе? »ли он был поваром-любителем? »ли же работал в столовой? √де-нибудь на предпри€тии? »ли же он вообще не повар, а увешанный ножами опасный мифоман? »ли же милый мечтатель, непоследовательный в своих грезах? » почему он ей так и не перезвонил? ѕотому что разочарован? ќскорблен? «лопам€тен? »ли забывчив? ѕотому что он не умеет читать? ѕотому что она пришлась ему не по вкусу или же он посчитал, что она по-прежнему живет со своим рифмоплетом? ћатильда сомневалась.

ƒа и потом... существует ли он? —уществовал ли он вообще? Ѕыть может, она все придумала. Ѕыть может, письмо уже долгие годы лежало не в конверте. Ѕыть может, его гораздо раньше прочел кто-то другой или друга€. Ѕыть может... Ѕыть может, слова снова ее поимели...

 стати, по поводу слов... она и забыла и только сейчас вспомнила, что ведь это здесь, именно на этой улице много лет тому назад ее начинающий писатель как-то раз зимним вечером сильно побледнел. ќн побледнел и разволновалс€, потому что узнал вдалеке силуэт пожилого человека, входившего в крут€щиес€ двери отел€ напротив. ќн побелел, схватил ее за руку, помолчал какое-то врем€ и наконец выдал, восторженно просклон€в на все лады: «Ѕернар ‘ранк? Ёто был Ѕернар ‘ранк? ќ- л€-л€... Ѕернар ‘ранк... “ы представл€ешь? Ёто был Ѕернар ‘ранк!»

Ќет, она не представл€ла, она замерзла и хотела поскорее в метро, но ее растрогал его потр€сенный вид:

— “ы хочешь туда пойти? “ы хочешь с ним поздороватьс€?

— я на это неспособен.   тому же, ты знаешь, это роскошный отель... ” мен€ не хватит денег угостить теб€ даже оливкой...

» всю дорогу он только об этом и говорил: о философии Ѕернара ‘ранка, о его культуре, о великолепных книгах, которые он написал, о его стиле, о его флегматичности, о его элегантности и так далее и тому подобное. ¬олнение, ломаный €зык, бормотание, неудержимый поток речи экзальтированного писаки, акт второй, сцена треть€. ќна рассе€нно слушала его лепет, подсчитыва€, сколько станций им надо еще проехать, а потом, в какой-то момент, он добавил, что эта тень в белом шарфе была лучшим другом ‘рансуазы —аган, что они вместе были молоды, богаты и прекрасны, вместе читали, писали, танцевали, играли в казино и кутили, и вот это ей запомнилось, и то, как она тогда размечталась.

¬ подземном туннеле тем лед€ным но€брьским вечером она прижалась носом к окну, чтобы не видеть своего блеклого отражени€, и задумалась о том, каково это тусовать с —аган... ƒа, ей бы этого хотелось, и теперь она сожалела о том, что ей не хватило смелости последовать за ним в его роскошный мир. «а ним... «а другом √этсби...

ћолча, держась за руки, они ехали в тот вечер по дев€той ветке метро, предава€сь своим сомнени€м, мечтам и сожалени€м. Ќа следующий день Ѕернар ‘ранк умер. «дравствуй, печаль. ћатильда резко затормозила. –оскошные отели... ќна забыла про отели... Ќу и шл€па. ѕоставив ноги на землю и облокотившись о руль, она засмотрелась на консьержей, пританцовывавших вокруг изысканных машин с номерными знаками разных налоговых гаваней, в который уж раз с изумлением отдава€ дань уважени€ пронырливости и всемогуществу жизни. ѕотому что именно там его надо было искать...  онечно, именно там. «а этим величественным фасадом, в каменном особн€ке, к которому и не подступишьс€, на улице ‘обур-—ент-ќноре, нос€щей им€ св€того чудотворца и покровител€ всех гурманов.

ќн был там, и она вынуждена была признать, что и тут слова снова правили бал. —лова их познакомили, слова их разлучили, и слова снова свод€т их вместе. “ак что это правда: литература — это круто, а ћатильда не всегда бывает права. ќна с облегчением признала свои заблуждени€, и ее разрушительна€ перва€ любовь наконец нашла свое оправдание: неважно, что писатель преподнес ей слова с большей нежностью, нежели любил ее, зато он сдержал свое обещание. ѕочти семь вечера. Ќеудачный момент дл€ встречи на кухне... Ћадно... ќна вернетс€. ќна удал€лась со спокойной душой и, опира€сь на своего старенького ∆анно, любовалась собственной улыбкой во всех витринах квартала до самого перекрестка с улицей –уа€ль.  онечно, это было бесценно, не всегда свидетельствовало о хорошем вкусе и частенько не получалось, но все равно... улыба€сь, она выгл€дела прекрасно.

јвтор: ∆анна —пиридонова
 
 
 

 аталог стильной одежды, обуви и аксессуаров на fashiontime.ru
Ѕазова€ футболка
 уртка-косуха из кожи
’алат
 остюм ¬еста
“русы women'secret
ѕлатье Linea Tesini
—андалии Ella
“уфли открытые Betsy
 еды Love Moschino
ѕлатье Vittoria Vicci
Ѕосоножки Andrea Conti
—ерьги
 омбинезон Met
ƒжемпер Gloss
–убашка из тонкого хлопка
куртка Trespass
 оротка€ футболка
Ѕолеро Blukids


ћожете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


¬ы часто смотритесь в зеркало:


или , чтобы оставить комментарий.

–едакци€ FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментари€х.