Андрей Ананов: «Цель – не деньги, цель - остаться в истории России, как великий русский ювелир»

Время публикации: 21 Июня 2006

Андрей Ананов - самый знаменитый ювелир России. Сверх того, он - социальное явление, символизирующее нашу жизнь последних десятилетий, почти литературный персонаж с историями театрального режиссерства, подпольной ювелирной работы, натиска молодого капиталиста и уверенности нового русского богатства. О том,  как всё начиналось, и сегодняшними реалиями сложного ювелирного бизнеса господин Ананов поделился в эксклюзивном интервью специально для портала FashionTime.

FashionTime: Вы - успешный  self-made man,  явление для нашей страны нечастое, а раньше и вовсе крайне редкое…

Андрей Ананов: В ранней молодости, стоя иногда ночью у окна и глядя в темноту, мне становилось грустно. От чего-то непонятного и необъяснимого. Позже я понял, став режиссером, что грустно было оттого, что в прошедший день не случилось события, не был взят какой-то барьер, в этот день я не сделал ничего выдающегося… Я знал, что хочу стать звездой. Хочу славы, известности, хочу оставить след в истории России. Но не знал, как.

FashionTime: Вы были серьезным театральным режиссером и поставили около 50 спектаклей, что сподвигло Вас оставить театр и заняться ювелирным делом?

Андрей Ананов: Да, я работал режиссером и ставил спектакли, я любил театр, я даже был популярен. Поклонницы писали письма, выходили рецензии. В театре Комиссаржевской у меня осталось немало друзей… Но труд артиста и режиссера заканчивается, когда закрывается занавес. И мне этого было мало. Меня не устраивало, что нельзя этот труд сохранить, пощупать его результат, показать детям.  Невозможно узнать, кто вышел из театра и так и не понял, что увидел, а кто запомнил на всю жизнь…

Я поставил много спектаклей, даже во Франции умудрился поставить «Бег» Булгакова, но по вечерам иногда на меня снова накатывало странное состояние неудовлетворенности собой.

Судьба привела меня в комнатку, где жил приятель-артист. Одной бутылки на двоих оказалось, понятно, мало, а денег, увы, не было. И тут я увидел необычный  столик в углу, за ширмой, со странными инструментами… Юра, как выяснилось, был еще и ювелиром. И тщательно это скрывал, в те времена ювелирное искусство на дому часто заканчивалось тюремным заключением…

Выпить хотелось. Мы сели рядом, я активно помогал, как мог. Полировал, пилил надфилем. После вечерней школы и работы учеником токаря и слесаря на заводе имени Кулакова навыки сохранились… Сделанное серебряное колечко я благополучно обменял на бутылку водки, на ближайшем углу. Так началась моя ювелирная карьера. Я заболел этим ремеслом.

FashionTime: И Вы окончательно решили стать звездой ювелирного дела?

Андрей Ананов: Все было просто. Упорство и любовь к инструментам, хорошие руки и генетически тонкий вкус – и через пару лет я стал неплохим ювелиром, хотя первой любовью все равно оставался театр. Я ставил спектакли¸ а из театра, сломя голову, бежал домой за свой верстак.

Через 5 лет я уже стал известен в Ленинграде, как хороший ювелир, я уже купил машину и переехал из коммуналки в отдельную однокомнатную квартиру, и купил себе кожаный пиджак и джинсы – исполнилась розовая мечта режиссерской молодости… А потом вдруг началась перестройка. Я изменил своей первой любви – театру, я полюбил другую. Имя ее было – Ювелирка…

FashionTime: Вы помните тот момент, когда Вы стали лучшим в своем деле?

Андрей Ананов: Я понял, наконец, где смогу применить все свои силы и способности. Где мой КПД наиболее высок. И цель была красива – возродить утраченное ювелирное искусство России. Работать так чисто и красиво, как работали великие мастера 18-19 века. Перхин, Раппопорт, Хлебников, Шарф¸ Позье…Фаберже, наконец. Дальше было просто. Цель поставлена – нужно искать способы ее достижения. Я открыл кооператив. Стал выискивать на книжных развалах старую литературу о секретах ювелирного производства. Неплохо разбираясь в механике, «изобретал велосипед» - сложную машину для гравировки узоров на металле, этот процесс называется «гильошировка». Когда-то эти машины существовали, но последняя погибла на свалке еще при большевиках в 30-е годы…Вскоре, я собрал свой первый агрегат  из «палки и веревки», на базе детского токарного станочка. И представьте, он до сих пор работает в моей мастерской. Короче – все было просто. Цель поставлена, способы достижения понятны, осталось стать звездой, используя три магические Т – Труд, Талант, Терпение. Причем, априори на первом месте – Труд.

FashionTime: Что для Вас важнее: работа ради работы, то бишь, в удовольствие или все же ради других благ, то бишь ради денег?

Андрей Ананов: Еще тогда мне удалось ответить на очень сложный  вопрос – в чем смысл моей жизни? И я сказал себе – в том, что я проживу столько веков, сколько проживут лучшие изделия с клеймом «Ананов». И пусть это – иллюзия, но это – моя иллюзия и она меня устраивает. Меня двигало вперед тщеславие. И любовь. Любовь к этой красивой и уникальной профессии. Я никогда не хотел стать богатым. Но я хотел стать свободным, и зависеть только от своего труда и способностей. Я жил, не краснея за себя, и единственным критерием своих действий было – поступать так, как должен поступать мужчина. А деньги – это же не цель…Это,  максимум, средство, инструмент, условная единица… А целью стало уже другое - остаться в истории России, как великий русский ювелир. Как остался в ней Карл Фаберже…

FashionTime: А что же было с заграницей? На данный момент, Ваши салоны представлены только на российском рынке?

Андрей Ананов: В начале своего пути я не сомневался, что рынок на мои сложные и дорогие по тем временам для русских изделия, находится за рубежом. Я все свои силы, умение носить смокинг, знание английского языка, русский авантюризм и русский «авось» употребил на покорение Парижа. И открыл там, в ювелирном центре мира, на Вандомской площади, свой первый салон. Организовывал выставки в столицах Европы, Монако, в Бразилии, мы объехали полмира, я устраивал витрины в Италии и Швейцарии…

А в это время некоторые русские много воровали и быстро богатели. И начали интересоваться дорогими подарками и «крутыми» украшениями. Рынок на ювелирное искусство пришел в Россию. Я всегда хотел быть нужным на родине. Я никогда не мечтал стать эмигрантом. Я хотел славы дома, а не известности там, в чужих странах с чужим языком и чуждым мне менталитетом. Я закрыл все свои витрины, продал салон в Париже и вернулся домой. В Россию.

FashionTime: У Вас много высокопоставленных клиентов. Можете рассказать о самых известных?

Андрей Ананов: Я встречался  с Ее Величеством Королевой Великобритании, Королевой Испании и  Швеции, Королем Марокко, с выдающимися деятелями культуры и искусства – Морисом Дрюоном, Грегори Пэком, Монсаррат Кабалье, крупнейшими политиками и просто с известными и богатыми людьми на западе.

FashionTime: Как Вам кажется, Вы достигли всего в ювелирном деле? Вы можете сказать, что это уже полный успех?

Андрей Ананов: Есть закон – в России, чтобы быть признанным, нужно  или сначала умереть, или  прославиться за границей. Я выбрал второе, и не жалею... В России я уже был известен, когда открывал свой первый салон в гостинице Европа в Петербурге. И известен был настолько¸ что меня даже рэкет боялся трогать. А это, согласитесь, высокое признание…

Я – максималист, и мне всегда было мало того, что я уже достиг. Выполняя одну цель, я уже видел перед собой следующую.

Я много сделал в жизни. Получил свою порцию славы и уважения людей. Построил новое здание мастерских фирмы, нарисовав его, как ювелирное изделие, и заставил сделать так, что оно  построено так, как  нарисовано. А нарисован был замок. Так он и выглядит, уже в камне и кованом железе. Так и стоит, в центре Петербурга, на Петроградской стороне.

FashionTime: Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

Андрей Ананов: У меня две очаровательные девочки. Они быстро росли, и сейчас старшая, Анна, на радость учителям, уже заканчивает 11-й класс и поступает в СПбГУ, на филфак. А младшая, Анастасия – переходит в 8-й класс.
FashionTime: Как и где Вы предпочитаете проводить свой досуг и отдых, наверное, есть всякие интересные пристрастия?

Андрей Ананов: Многие увлечения прошли. Прошло желание блистать на светских раутах, в костюмах и смокингах от Армани. Прошла страсть к игре на рулетке, хотя Монте-Карло до сих пор вздрагивает, припоминая один мой бешеный выигрыш… Прошло увлечение бильярдом, преферансом, гоночными кабриолетами «роуд-стар», горными лыжами, длинноногими моделями и государственными наградами.

FashionTime: А что же тогда делать сейчас, если это все прошло?

Андрей Ананов: Осталась любовь к профессии, к природе, к детям¸ к рыбалке на тихом озере с плавающими в воде облаками и фыркающим ранним утром в кустах  лосем. Иногда я снова и снова спрашиваю себя: «Как жить дальше?». Но теперь я знаю ответ. Делай, что должно, и будь, что будет.

 



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.