Дизайнеры и их музы

Время публикации: 31 Марта 2012
Автор: Анастасия Поворознюк
Источник: FashionTime.ru
Человек, так или иначе связанный с миром искусства, не может жить, работать, творить без источника вдохновения. Для существа с тонкой душевной организацией вдохновение – это тот же воздух, та же вода; словом, то, без чего существование не представляется возможным. Вдохновить способно что угодно: необыкновенной красоты вид, удивительная картина, задевший струны души фильм, краем уха услышанная мелодия… Или же человек, случайная встреча с которым накладывает отпечаток на всю дальнейшую жизнь, на все последующие творения. Такие случайные встречи нередко перерастают в крепкую дружбу, а дружба, в свою очередь, становится основой для плодотворного творческого союза. О подобных тандемах, об отношениях между именитыми дизайнерами и их музами сегодня и пойдет речь.

В материале FashionTime – все о знаменитых союзах дизайнеров и их музах

Юбер де Живанши + Одри Хепберн


Ей удавалось делать мои творения еще более прекрасными. Идеи часто приходили мне в голову, когда я думал о ней. Она всегда знала, чего хочет и к чему стремится. Так было с самого начала.
Юбер де Живанши



Я нахожусь в такой же зависимости от Юбера де Живанши, как американцы от своего психоаналитика.
 Одри Хепберн



Юбер де Живанши (Hubert de Givenchy) и Одри Хепберн (Audrey Hepburn) познакомились на рассвете творчества обоих, в конце июля 1953-го. В то лето только-только основавшему свой модный дом дизайнеру было двадцать шесть лет, а недавно закончившей съемки в «Римских каникулах» (Roman Holiday, 1953) актрисе – всего двадцать четыре года.

Их первая встреча произошла в Париже, куда Одри приехала для того, чтобы самостоятельно выбрать костюмы для роли в «Сабрине» (Sabrina, 1954). Помощница кутюрье сообщила ему, что пришла «мисс Хепберн» – каково же было удивление Живанши, когда на пороге своего ателье он увидел не блистательную Кэтрин, а смущенного «маленького хрупкого зверька» Одри, одетую в прямые брюки, короткую блузку, туфли без каблука и соломенную шляпу вроде тех, что носят гондольеры.

Актриса произвела на модельера неизгладимое впечатление, однако времени подбирать для нее гардероб у него категорически не было, поэтому Юбер предложил Одри посмотреть уже готовые комплекты. Хепберн остановила свой выбор на сером шерстяном костюме, расшитом черным шелком белом бальном платье со съемным шлейфом, черном коктейльном платье с вырезом лодочкой. Одри вышла из мастерской дизайнера с нарядами для нового фильма, сама не зная того, что в этот день приобрела не только изысканные французские костюмы – она приобрела нового друга, близкие отношения с которым сохранялись до конца ее жизни, на протяжении без малого сорока лет.

«Сабрина» получила одного-единственного «Оскара» – за лучшие костюмы; но получил его не Живанши, а вездесущая Эдит Хед (Edith Head), главный «голливудский стилист» того времени. Впрочем, сама работа с Одри была для Юбера куда важнее статуэтки – доказательством тому служит его последующая работа над нарядами героинь, исполненных Хепберн в фильмах «Забавная мордашка» (Funny Face, 1957), «Любовь после полудня» (Love in the Afternoon, 1957), «Завтрак у Тиффани» (Breakfast at Tiffany’s, 1961), «Шарада» (Charade, 1963), «Париж, когда там жара» (Paris – When It Sizzles, 1964) и «Как украсть миллион» (How to Steal a Million, 1966).


Стоит упомянуть, что актриса предпочитала носить созданные Живанши костюмы не только на съемочной площадке, но и в жизни – французский модельер как никто другой знал, с помощью чего можно подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки фигуры Одри. Для «сестры», как называл хрупкую девушку Юбер, кутюрье в 1957-м придумал свои первые духи, L'Interdit, три года спустя поступившие в продажу.

Живанши и Хепберн вместе создали «простую элегантность», к которой так стремились женщины того времени – и которая актуальна по сей день. Благодаря творениям Юбера Одри приобрела статус иконы стиля – а благодаря неповторимой манере Одри преподносить себя на экране Юбер обзавелся обширной клиентурой в лице девушек, мечтавших быть похожими на хрупкую красавицу с бездонными глазами.




Ив Сен-Лоран + Катрин Денев



За многие годы работы я понял, что самое важное в платье – женщина, которая его носит.
 Ив Сен-Лоран



Сен-Лоран создает вещи для женщин с двойной жизнью. Его повседневная одежда помогает девушке чувствовать себя уверенно в полном незнакомцев мире. Благодаря некой маскулинности, эта одежда позволяет женщине пойти куда угодно, не привлекая нежелательного внимания. Однако вечером, когда можно самостоятельно выбрать компанию, Сен-Лоран дает женщине возможность быть соблазнительной.
 
Катрин Денев


В разное время в числе муз Ива Сен-Лорана (Yves Saint Laurent), гения, что подарил женщине право носить смокинг, были и Лулу де ла Фалес (Loulou de la Falaise), и Бетти Катру (Betty Catroux) – но ни одна из них не значила для этого дизайнера столько, сколько значила Катрин Денев (Catherine Deneuve).

Они познакомились в 1966-м, когда молодая французская актриса искала наряд для встречи с королевой Великобритании – тогда ее выбор пал на длинное белое платье Yves Saint Laurent. Вскоре  модельеру поручили работу над гардеробом Северин, ведущей двойную жизнь героини Катрин Денев (Catherine Deneuve) из фильма «Дневная красавица» (Belle de Jour, 1967). В картине, закрепившей за актрисой звание кинозвезды, Денев блистала в идеально скроенных костюмах, платьях и пальто, выполненных в излюбленной ею сдержанной цветовой гамме. Сен-Лорану удалось создать не просто элегантную одежду, но такую одежду, что в полной мере отражала всю двойственность натуры Северин – примерной жены в стенах парижской квартиры и готовой на эксперименты проститутки в публичном доме мадам Анаис.

За «Дневной красавицей» последовала совместная работа кутюрье и актрисы над фильмами «Смятение» (La Chamade, 1968), «Сирена “Миссисипи”» (La Sirene du Mississipi, 1969), «Сука» (La Cagna, 1972), «Голод» (The Hunger, 1983). Во время просмотра этих фильмов за гардеробом героини следишь с не меньшим любопытством, чем за развитием сюжета.

Впрочем, Ива Сен-Лорана (Yves Saint Laurent) и Катрин Денев (Catherine Deneuve) связывала отнюдь не только работа. Они оставались хорошими друзьями до самой смерти дизайнера летом 2008-го – лучше Катрин модельера знал, пожалуй, лишь Пьер Берже (Pierre Berge). Денев, носившая одежду Yves Saint Laurent не только на съемочной площадке, но и в обычной жизни, стала настоящим олицетворением фирменного стиля марки – утонченного и элегантного «парижского шика».


Филип Трейси + Изабелла Блоу


От Изабеллы не услышишь: «Ты зашел слишком далеко!» Она скорее скажет: «Почему ты не зашел еще дальше?» Филип Трейси


Изабелла Блоу (Isabella Blow), эксцентричная англичанка, рассматривать фотографии которой не менее интересно, чем снимки Анны Пьяджи (Anna Piaggi) и Анны Делло Руссо (Anna Dello Russo), в свое время познакомила с миром моды не одного дизайнера и не одну манекенщицу. Для многих кутюрье она впоследствии становилась музой, в общении с ней они черпали вдохновение – одним из таких был «безумный шляпник» Филип Трейси (Philip Treacy).

Они познакомились в конце восьмидесятых на одной из фотосъемок; именно Филип создал головной убор, который украшал голову Изабеллы во время свадьбы с Дитмаром Блоу (Detmar Blow).


Вскоре после этого Трейси, только закончивший Королевский колледж искусств, принял предложение «Иззи» поселиться на первом этаже ее лондонского дома, который в течение последующих трех лет был своеобразной мастерской пока еще никому особо не известного шляпника. Изабелла, несомненно, оказала огромное влияние на карьеру Филипа – если бы не она, возможно, дизайнер никогда бы не достиг того успеха, который он имеет сейчас.


Трейси создал для своей «покровительницы и вдохновительницы» множество удивительных шляп, среди которых «Корабль» (уменьшенная копия французского судна XVIII века), «Гилберт и Джордж» (комбинация покрытых лаком розовых и зеленых страусиных перьев), «Рога» (выполненная в черном атласе имитация овечьих рогов) и т. п. Самые лучшие экземпляры несколько лет назад были представлены на выставке с лаконичным названием «Когда Филип встретил Изабеллу».

Остается только догадываться, какие удивительные плоды мог принести творческий союз шляпника и его музы, если бы не трагическая гибель Блоу в мае 2007-го.


Марк Джейкобс + София Коппола


Она молодая, милая, красивая. Воплощение той девушки, о которой я фантазирую.
Марк Джейкобс



Дружба между Марком Джейкобсом (Marc Jacobs) и Софией Копполой (Sofia Coppola) длится уже целых двадцать лет. Он – один из самых известных модельеров современности, она – оскароносный режиссер; но, когда они познакомились, все это было еще впереди. Шел 1992-й год, Джейкобс работал в Perry Ellis и готовился представить публике коллекцию в стиле гранж, которой суждено было мгновенно прославить начинающего дизайнера. София же была просто юной дочкой великого Фрэнсиса Форда Копполы (Francis Ford Coppola).

Знакомство состоялось по инициативе увлеченной модой девушки: она увидела фотографии вещей, созданных Джейкобсом, и попросила мать представить ее дизайнеру. Молодые люди быстро сошлись на почве общих интересов и схожего мировоззрения.

Если поводом для возникновения теплых отношений между Живанши и Хепберн, Сен-Лораном и Денев стало творческое сотрудничество, то у Джейкобса и Копполы все наоборот – именно дружба породила желание поработать рука об руку.

В 2002 году Марк сделал Софию лицом своего женского аромата под названием Blush – никакая другая женщина, по мнению дизайнера, не справилась бы с этой ролью лучше. Шесть лет спустя в Сети появились сделанные Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) рекламные фотографии для дома Louis Vuitton, креативным директором которого является Марк Джейкобс (Marc Jacobs) – на них запечатлены отец и дочь, Фрэнсис Форд и София, в компании небезызвестной сумки с монограммами. Сотрудничество Копполы-младшей с легендарным домом на этом не закончилось: в том же 2008-м, а потом и в 2010-м на прилавках флагманских магазинов марки появилась небольшая коллекция аксессуаров, дизайном которых занималась девушка. Еще одна линейка повседневных сумок и клатчей Louis Vuitton x Sofia Coppola, состоящая из десяти весьма симпатичных моделей, вышла совсем недавно – в рамках круизной коллекции этого года.

Для светских мероприятий София чаще всего выбирает наряды, созданные Марком – так, «Оскара» за сценарий фильма «Трудности перевода» (Lost in Translation, 2003) она получала в темно-фиолетовом вечернем платье Marc Jacobs. Дизайнер, в свою очередь, не преминул увековечить дружбу с Копполой, назвав ее именем одну из выпущенных своим брендом сумок.

Можно с уверенностью сказать, что тогда, в далеком уже 2002 году, Марк Джейкобс (Marc Jacobs) не прогадал, сделав лицом нового парфюма Копполу – и это точно был не просто «дружеский жест». Сложно понять, что оказало большее влияние – творчество дизайнера на облик режиссера или облик режиссера на творчество дизайнера, – но одно ясно: все, что создает Марк, создано будто специально для Софии.


Карл Лагерфельд + Батист Джабикони


Он – мужская версия Жизель Бундхен: идеален в одежде и неотразим без нее. В этом бизнесе нет другой такой модели.
 Карл Лагерфельд



Это неправильно: у всех нас есть недостатки, а у тебя их нет.
 Наоми Кэмпбелл о Батисте Джабикони



Попасть в поле зрения Карла Лагерфельда (Karl Lagerfeld) и чем-то зацепить его взгляд – все равно что вытащить счастливый билет. Такой счастливый билет удалось вытянуть Батисту Джабикони (Baptiste Giabiconi), простому парню с юга Франции, который еще пару лет назад работал на марсельском заводе по сборке вертолетов. Загорелого брюнета с рельефным телом заметил агент и, как это бывает, предложил ему попробовать себя в модельном бизнесе.

Вскоре Джабикони познакомился с Лагерфельдом. Молодой человек произвел на «кайзера» настолько сильное впечатление, что тот едва ли не сразу пригласил его на съемку для Chanel – уже через несколько месяцев по всему миру можно было лицезреть рекламную кампанию марки с участием Батиста.

За этой съемкой последовали десятки других фотосессий (включая весьма провокационную для Purple Magazine) и участие в показах чуть ли не всех коллекций Chanel – за короткое время юноше удалось взобраться на первое место престижного рейтинга сайта models.com, которое он никому не уступал в течение довольно длительного времени.

Кто-то видит в Батисте молодого Лагерфельда, кто-то восхищается его красотой, кто-то насмешливо ухмыляется, глядя на снимки, сделанные вездесущими папарацци во время поездки дизайнера и его протеже в Сен-Тропе. Но одно сомнений не вызывает: Карл души не чает в Джабикони; этот юноша вдохновляет «кайзера», а значит, нет причин задавать лишние вопросы.



Никола Формикетти + Леди Гага



Это была любовь с первого взгляда. Раньше я сторонился музыкантов и знаменитостей, но она другая. Мы понимаем друг друга с полуслова.
 Никола Формикетти



Я не выгляжу так, как выглядят другие маленькие идеальные поп-певицы – думаю, я меняю представление людей о том, что сексуально.
 Леди Гага



Даже те люди, что не получают особого удовольствия от творчества Леди Гаги (Lady Gaga), задаются вопросом, кто же стоит за подчас шокирующими нарядами, в которых она появляется на сцене и в клипах – ведь ошеломительной популярности певица во многом обязана своим невероятным образам (нам всем интересно, в каком виде «Mother Monster» появится на публике в следующий раз, не так ли?). А стоит за всем этим Никола Формикетти (Nicola Formichetti), фэшн-директор Haus of Gaga – тот самый, которого некоторые продолжают упорно величать «Николой Формичетти», что противоречит всем правилам итальянского языка.

Их знакомство состоялось в мае 2009-го на съемке для V Magazine, а уже в октябре того же года вышло первое музыкальное видео, к работе над которым приложил руку Формикетти – имевший колоссальный успех клип на песню «Bad Romance». В этом видео Леди Гага (Lady Gaga) появляется, среди прочего, в нарядах из последней прижизненной коллекции Александра Маккуина (Alexander McQueen), в корсете-сфере работы Назира Мазара (Nazir Mazhar) и т. п. За этими съемками последовала совместная работа над «Telephone» и «Alejandro», а также над костюмами к туру «The Monster Ball».

Если бы не Никола Формикетти (Nicola Formichetti), мы вряд ли имели бы возможность ужаснуться при одном лишь взгляде на «мясное платье» от Franc Fernandez, восхититься примеренным на съемке для Vogue Hommes Japan образом развязного парня Джо Кальдероне (Jo Calderone), поразиться до глубины души при виде «яйца» от Hussein Chalayan, в котором певица появилась на пятьдесят третьей церемонии вручения премии «Грэмми».

Леди Гага (Lady Gaga) нашла способ отблагодарить Николу, которому достается куда меньше славы, чем знаменитой подруге. Формикетти однажды обмолвился, что именно певица убедила его согласиться стать креативным директором MUGLER. Позже, в марте 2011-го, она даже поучаствовала в показе первой коллекции новоявленного дизайнера, что в разы увеличило количество ее просмотров в Интернете.


Кристиан Лабутан + Блейк Лайвли


Она не только красивая, но еще и очень талантливая девушка. Я очень ценю в людях образованность и интеллект. У Блейк все это есть, к тому же она обладает естественной грацией, что делает ее просто потрясающей.
 Кристиан Лабутан



Его обувь великолепна. Она непревзойденная и новаторская. У меня до неприличия много пар туфель Christian Louboutin.
 Блейк Лайвли



Блейк Лайвли (Blake Lively) довольно трудно назвать «музой» Кристиана Лабутана (Christian Louboutin) в полном смысле этого слова – слишком непродолжителен их союз, да и обувных дел мастера, наверное, вдохновляет все же в целом образ соблазнительной, смелой, успешной женщины. Тем не менее, не заметить трогательной дружбы между звездой сериала «Сплетница» (Gossip Girl, 2007) и автором лодочек с красной подошвой невозможно.

Во время съемок в Париже летом 2010 года Блейк заглянула в мастерскую Лабутана, чтобы лично признаться в любви к творениям обувщика. Спустя несколько месяцев стало понятно, что встреча Кристиану запомнилась, как, впрочем, и инициативная девушка – дизайнер назвал в честь двадцатитрехлетней актрисы пару черных босоножек с разноцветными ремешками.

С прошедшей в ноябре прошлого года вечеринки в честь 20-летия марки Christian Louboutin развеселившийся дизайнер выносил улыбающуюся девушку на руках – а она в том же месяце поспешила доказать свою любовь, скупив сорок пар туфель с красной подошвой на нью-йоркской sample sale. Но, судя по всему, тратить баснословные суммы денег на роскошную обувь Блейк больше не придется – в начале февраля она получила в дар от Кристиана всю весеннюю коллекцию с доставкой на дом.

Похоже, дизайнер нашел идеальную модель для демонстрации своей обуви – ну а Лайвли явно только рада возможности каждый день «выгуливать» новую пару красивейших туфель. Теперь даже непонятно, чему завидовать больше: тому, что в женихах у актрисы ходит Райан Рейнольдс (Ryan Reynolds), или тому, что ее связывает такая нежная дружба с Кристианом Лабутаном (Christian Louboutin)?


Принято считать, что личные привязанности мешают продуктивной работе, однако мы смело можем утверждать, что в творческой среде этот принцип не работает. Здесь все наоборот: обладающий яркой индивидуальностью человек часто становится для дизайнера источником вдохновения. В мире моды искренняя заинтересованность вполне может перерасти в крепкую дружбу, на почве которой нередко рождаются великолепные творческие союзы.


Дизайнеры и их музы: фотогалерея


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.