Saint Martins: мастер-класс в режиме нон-стоп

Время публикации: 29 Мая 2007
Автор: Suzy Menkes, The International Herald Tribune.

Что такое  школа Saint Martins? Нет, разумеется, речь идет не о лондонских зданиях этого престижнейшего учебного заведения, в которые мечтает попасть любой начинающий стилист. Я говорю о «школе», подразумевая некий художественный стиль, который формируют многие факторы и, прежде всего, система обучения. Преподаватели делают все для того, чтобы студенты  расширили границы своего сознания и буквально «вытащили» наверх свою креативность.

Несмотря на то что большинство других модных вузов Великобритании ведут обучение тем же методом, половина студентов из официального списка London Fashion Week – именно из Saint Martins. А самые талантливые из них – Джон Гальяно, Стелла МакКартни и Александр МакКуинн – и вовсе достигли заоблачных высот в своей карьере.

Драматическое шоу Giles Deacon – с корсетами из перьев, напоминающих птичьи гнезда, и не менее экстравагантными шляпами от Стивена Джонса – самый яркий пример высокого дизайнерского мастерства. Дефиле было исключительным благодаря не только богатейшему визуальному ряду, но и качеству работы, а также сквозной темы, которую сам Дикон за кулисами определил как «Google Earth – система, в которой я двигаюсь сразу в нескольких направлениях». Это означает, что он параллельно использовал мотивы дикой природы, красоты и естественности. Платья асимметричного кроя, с краями, словно изрезанными огромными ножницами, кожаные куртки с металлическими деталями, разорванная туника-кольчуга и платье со шлейфом птичье-зеленого оттенка: все это демонстрирует настоящие «джунгли» идей.

Наряду с этими сложными и зрелищными моделями – простые, легкие платья: но их простота иллюзорна, поскольку они являют собой образец кропотливой работы в лучших традициях пэчворка.  Дикон, будучи новым креативным  директором Daks, вплотную приблизился к высокой моде, и он заслуживает для своей работы весьма серьезной платформы.

Гэрет Пью (Gareth Pugh), чьи предыдущие показы были невероятно театральны, недавно нашел нового  руководителя и наставника в лице калифорнийского дизайнера Рика Оуэнса (Rick Owens), работающего в Париже. Супруга Оуэнса Мишель, занявшая место в первом ряду, заполняла длинную паузу перед дефиле рассказами о том, как удачно Пью реализовал свое мастерство в создании коллекции трикотажа.

Наконец, гости смогли увидеть только что расхваленный трикотаж: яркие полосы и графические черно-белые акценты  служили одной цели – подчеркнуть абсолютную наготу, искусно скрытую под этой одеждой. Дизайнер открыл свое дефиле прямым доказательством того, что одежда, прежде всего, призвана быть «носибельной»: модели появлялись на подиуме из-за символичных штор из пластиковых полос в пальто строгого кроя с вертикальными вставками из пластика на подкладе. Далее показ перетек в демонстрацию жатых топов с капюшонами, надетых поверх платьев, которые выглядели так, будто их сшили из жестких щеток автоматов для мытья автомобилей. И только Пью удалось доказать, что и из такого материала можно кроить.

Натан Дженден (Nathan Jenden)  находится на противоположном стилистическом полюсе. Свои таланты он умело проявлял  еще в студенчестве,  работая креативным директором нью-йоркского Дома Diane von Furstenburg, где до этого он успел представить свой собственный лейбл. Продемонстрировав свою коллекцию в Лондоне, в пустующем мюзик-холле, Дженден привнес в нее оттенки шик-панка притом, что сама по себе одежда была относительно проста и незамысловата. Дизайнер сфокусировался на платьях, не имеющих ничего общего с прославленными моделями с запахом от DVF: он выбрал утонченные формы и пышные юбки для создания объема.

Стилистический меланж атласных сборок и сетчатых вуалей, прикрывающих гипертрофированные брови, с тяжелыми кроссовками и бальными платьями из тафты восходил к ранним девяностым. Но Дженсен набрал очков благодаря простым вещам, таким как туники-джерси, надетые поверх леггинсов.  По достоинству оценить можно и его смелость включить в коллекцию симпатичные, слегка провинциальные платья из шелка розовых и аквамариновых тонов, оттеняющих щедро декорированный черный.

Концепция черного как главного fashion-ключа, позволяющего объединить разрозненные ткани и украшения, проявилась и в коллекции Gardem, автором которой является парижский дизайнер с ливанскими корнями Гардем Демерджиан (Gardem Demerdjian). Модельер представил превосходные коллажи из кружева и атласного меха, разнообразив их роскошной вышивкой и даже маской, отделанной драгоценными камнями. Гармония блестящих и матовых текстур, микс кружева и кожи уже давно стали визитной карточкой Gardem, однако данная коллекция не демонстрирует ощутимого движения вперед.

Йенс Лаугесен (Jens Laugesen) прославился не только как дизайнер четких силуэтов, сочетающихся с изящным декором. Он удачно воспользовался сотрудничеством с компанией Andam, благодаря которой (как и поддержке холдинга LVMH в целом) смог построить собственную компанию. Он всегда был известен своей страстью к черному: отсюда его благородные модели с широкой закругленной линией плеч и  мерцающей в темноте отделкой блестками. Поэтому появление в финале показа белой блузы вызвало усиленное щелканье фотовспышек. Данная вещь была скомбинирована с широкой черной юбкой с поясом – известный путь расширить слишком «узкое» направление силуэтов коллекции. Еще больший вызов бросали просторные штаны в индийском стиле, но именно благодаря этим упражнениям с пропорциями коллекция и стала более сильной и ясной.

В школе Central Saint Martins принято создавать шоу совместно с художниками и искусствоведами, и на этот раз мы имели возможность в очередной раз убедиться, насколько отточенной выглядела работа студентов под надзором Луизы Уилсон (Louise Wilson), директора по моде. Часто все студенты выбирают одно приоритетное течение, например Balenciaga, и следуют ему. Но в данном случае все 19 мини-показов представляли разные видения, а особенно – разнообразную игру с объемами. Продемонстрированные коллекции создавались молодыми дизайнерами со всего мира. Среди них – чех Павел Иванчик, создавший с помощью тончайшей ткани замысловатые формы, или русская Татьяна Катинова, получившая премию от магазина Harrods. А специальная  награда от брэнда Puma, который выступил спонсором шоу, доказала, как много креатива – от золотых бликов до танцевальных мотивов – может быть вложено в создание обуви.

Несмотря на все великолепие их работы, мало кто из этих начинающих британских дизайнеров в полной мере признан на международной арене. Недавно лондонский ювелирный дом Asprey заявил о своем намерении расширить интернациональное влияние путем развития коллекций одежды и аксессуаров. Для реализации задуманного был приглашен Хакан Розиниус (Hakan Rosenius), правая рука Пола Смита (Paul Smith) в течение 23 лет.

«Наша основная тема – элегантность, ведь это важная составляющая ювелирного брэнда. И я хотел бы, чтобы одежда этой марки также была очень красиво сделана и жила вне времени», - комментирует Розиниус свою коллекцию, в которую вошли жакеты с капюшоном, летящие юбки и юбки-баллоны – широкие силуэты явно импонируют модельеру. В целом же дефиле Asprey не уступало по уровню остальным: изящные шерстяные платья, отороченные мехом пальто и классические сумки вскоре станут ассоциироваться с этой маркой так же, как ее знаменитые  драгоценности.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.