Будущее американской моды. Part 2

Время публикации: 15 Ноября 2006

В предыдущей статье FashionTime представил первую пятерку финалистов ежегодного конкурса молодых модельеров CFDA/Vogue Fashion Fund, проводящегося в США с 2003 года. Теперь настало время рассказать об оставшихся пятерых претендентах на почетные призы - чек на 200 тысяч долларов для развития собственного бизнеса, а также возможность участвовать с показом своей очередной коллекции на Неделе моды в Нью-Йорке и предстать на страницах журнала Vogue.

Doo.Ri

Ду-Ри Чанг (Doo-Ri Chung), как и ее коллеги из бренда Costello Tagliapietra, во второй раз пытается завоевать главный приз в финале конкурса CFDA/Vogue Fashion Fund. В начале этого года одна из ведущих молодых модельеров США стала обладательницей почетной награды Perry Ellis Award в номинации “новое имя в дизайне женской одежды» на ежегодной церемонии CFDA Awards, да и необычное словосочетание Doo.Ri уже давно не кажется незнакомым в модных кругах США. Любовь к тканям у этой американки китайского происхождения родилась еще в детстве, когда она помогала родителям вести их маленький бизнес – химчистку в полуподвальном помещении в Челси. Внимательно рассматривая каждый полученный заказ, Ду-Ри стала рисовать эскизы, а впоследствии и шить придуманные ею модели. «Помню, как по ночам не могла сдержать слез и все спрашивала в пустоту, где же мне взять деньги на производство дебютной линии, как я все это выдержу?», - делится воспоминаниями дизайнер, чье имя сегодня представляет международный интерес.

После награды Perry Ellis, позволившей марке Doo.Ri получить финансирование для создания более обширной коллекции, модельер представила свои новые творения на Неделе моды в Нью-Йорке и переехала в светлую просторную мастерскую в самом сердце Манхэттена. «Теперь я стараюсь сконцентрироваться на достижении идеального воплощения задуманного мной образа, - говорит Ду-Ри. – И расширить свое дело, чтобы выходить со своими коллекциями на более профессиональный коммерческий уровень. Вот почему я вновь участвую в конкурсе и надеюсь на победу». Острый женский взгляд, присущая восточным женщинам утонченность и кроткость - все это воплощается в коллекциях воздушных шелковых платьев, которые с недавних пор стали одной из главных причин частого паломничества модниц в универмаги Barneys и Bergdorf Goodman в Нью-Йорке.

Jovovich-Hawk

Это, пожалуй, самый обсуждаемый творческий союз на конкурсе CFDA/Vogue Fashion Fund, поскольку составная его часть – популярная актриса, певица, фотомодель и просто красивая девушка Мила Йовович – известна на весь мир и привлекает внимание общественности одним своим именем. Ее коллега и подруга Кармен Хоук (Carmen Hawk) тоже в юности выходила на подиумы, однако особенной славы на этом поприще не добилась. Обе девушки, отметившие на тот момент десятилетний юбилей своей дружбы, решили воплотить давнюю мечту о создании собственного модного дома в Лос-Анджелесе в 2003 году. Примерно тогда они четко сформулировали свой основной месседж модной аудитории, подзаголовком своего детища выбрав фразу «если тебе хорошо, выгляди идеально, а если плохо – еще идеальнее». По их словам, одежда, прежде всего, должна быть удобной для посведневной жизни, комфортной и не кричащей о личности того, кто ее носит, оставляя это право самому счастливому обладателю.

Ателье дизайнеров, выпустивших на сегодняшний день уже третью номерную коллекцию отличных женственных сарафанов и платьев на каждый день, находится в Лос-Анджелесе, а одежда марки Jovovich-Hawk продается в бутике Fred Segal, а также во многих других престижных магазинах США, Европы и Азии. В Москве одежду марки Jovovich-Hawk можно купить в бутике «Podium Concept Store» на Кузнецком мосту.

Девушки всерьез настроены на получение долгожданной награды. По их словам, она откроет им новые горизонты и приблизит к исполнению мечты – видеть свою марку в одной компании с ведущими мировыми модными домами. «А что вы думали? Мы хотим заниматься этим до конца своей жизни», - заявила Мила Йовович.

Rag&Bone

Свое имя популярный молодой бренд Rag&Bone позаимствовал в английской истории. Именно так называли человека, который только тем и занимался, что собирал по сусекам всякий скарб (старую мебель, металлические изделия, деревяшки) и впоследствии их распродавал. Обычно он ходил из города в город с лошадью и повозкой, куда складывал свои приобретения, и выкрикивал, проходя по самым оживленным улицам, фразу «rag&bone», таким образом привлекая внимание потенциальных покупателей. Легенда гласит, что модная марка Rag&Bone родилась в 2001 году оттого, что ее основатели – дайвер Маркус Уэйнрайт (Marcus Wainwright) и манекенщик Натан Богле (Nathan Bogle) - вдруг поняли, что им решительно нечего надеть и все, что продается в магазинах, им не подходит. И начали делать ни на что не похожую джинсовую одежду – вымоченную в разноцветной краске, нарочито потрепанную и состаренную. А потом Натан Богле решил уйти из бизнеса и пойти своей дорогой. В 2004 году ему на замену пришел Дэвид Нэвилл (David Neville), и, обзаведясь дамами сердца, дизайнеры переквалифицировались в производителей женской одежды prêt-a-porter. Идеология бренда тоже несколько поменялась – если раньше джинсы марки создавались из сподручных средств, то теперь ткани и аксессуары для каждой новой коллекции тщательно отбираются у лучших мастеров, да и над каждым эскизом помимо самих Дэвида и Маркуса трудится целая бригада специально обученных портных. Среди поклонниц коллекций Rag&Bone популярная голливудская дива Кэмерон Диас, непременно посещающая каждое новое шоу дизайнерского дуэта и заказывающая у них эксклюзивные новинки.

Subversive

Дизайнер уникальных по своей красоте и сложности исполнения ювелирных украшений Джастин Джунта (Justin Giunta) настаивает на том, что термин «барокко» произошел от португальского слова, означающего «жемчужина неправильной формы». Линии украшений для своей марки Subversive, уже завоевавшей популярность в модных кругах США и Европы, выполнены как раз из таких жемчужин – неровных, вытянутых, окаймленных золотыми и серебряными нитями и украшенных бисером, кусочками ткани, цепями и другими оригинальными материалами.

«В своей работе я постоянно выстраиваю параллели между историей искусства и современным дизайном, смешивая искусство в чистом виде с коммерческим дизайном, - говорит португалец по происхождению Джунта. – Единственная разница между ними чувствуется лишь там, где их продаешь».

По словам дизайнера, он в день может создавать до шести-семи украшений, сидя в своей тихой уютной мастерской на Манхэттене перед антикварным стеклянным столом, по которому разбросаны кружева, кристаллы, раковины и самые разнообразные мелкие детали, из которых талантливая рука мастера впоследствии рождает неподдельные произведения ювелирного искусства. Он приговаривает, что философии у основанной им марки как таковой нет: «Считайте, что вам надо было быстро собрать шкатулку драгоценностей и вы накидали туда все, что попалось под руку». Теперь  украшения Subversive можно увидеть на роскошных модных дамах с Пятой авеню или в витринах универмага Barneys, где они красуются по соседству с коллекциями Van Cleef and Arpels и Harry Winston и ничуть им не уступают.

Thakoon

Чувствительный юноша Такун Паничгул, приехавший в США из Тайланда в возрасте 11 лет, признается, что сравнивает свои платья с пионами. «Они так плотно упакованы, что нужно подождать несколько дней, пока они распустятся и предстанут во всей своей красе, - рассказывает дизайнер. – Так и мои модели – надо подождать, пока они начнут видеться в новом свете и во всем своем великолепии».

Когда Такун рос в ставшей ему родной Омахе, он увлекался фотографией и не раз пробовал себя в роли стилиста. Природные таланты и стремление творить прекрасное нашли применение в университете Бостона, куда молодой дизайнер поехал получать образование. Окончив учебу, Такун переехал в Нью-Йорк, где и представил в сентябре 2004 года свою дебютную коллекцию женской одежды prêt-a-porter, сразу заставившую заговорить о нем как о будущем американской моды. Сегодня марку Thakoon знают и любят все без исключения главы модных журналов и ведущие американские стилисты. Женственные платья из нежного шелка, торжественного атласа, парчи, тафты и льна завоевали популярность и на красных ковровых дорожках в Голливуде - в платьях от Thakoon появлялись и Скарлетт Йоханссон, и Мина Сувари, и Кейт Бланшетт.

Когда Паничгул пришел демонстрировать свою конкурсную коллекцию авторитетному жюри CFDA/Vogue Fashion Fund, он раздал каждому по музыкальной шкатулке. Модели входили в зал под мелодию «Лунной сонаты» Бетховена, доносящуюся сразу из нескольких углов.

«Мои вещи симпатичные и умные, - говорит Такун. – Они для девушек, которые любят моду. Которые любят Prada и Marni, которые любили легендарного Хельмута Ланга. Они хотят всего сразу в одном-единственном образе».

 * * *

Все 10 финалистов конкурса по-своему уникальны и неповторимы. В этом году жюри предстоит особенно трудный выбор. Кому достанется пальма первенства и кто же будет объявлен самым достойным представлять молодую американскую моду на мировой арене, покажет время. Финал конкурса и оглашение результатов по итогам 2006 года намечены на следующую весну.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.