PPR: новая стратегия развития

Время публикации: 15 Августа 2006
Автор: Анна Волохова

PPR, один из лидеров мирового рынка роскоши, конкурент групп LVMH и Richemont, может усилить часть своего капитала в бизнесе марок роскоши. По словам экспертов, недавняя продажа группой магазина Le Printemps и вырученные за него деньги, более одного миллиарда евро, могут пойти на приобретение нескольких новых марок, а также на развитие уже принадлежащих PPR небольших, но многообещающих марок Stella McCartney и Alexander McQueen.
 
Напомним, что PPR – это название, выросшее из сочетания слов Pinault-Printemps-Redoute – компаний, принадлежащих бизнесмену Франсуа-Анри Пино (François-Henri Pinault), и теперь уже неактуального из-за продажи Printemps. Группа была создана на средства, заработанные его отцом Франсуа Пино в бизнесе по продаже лесоматериалов. Созданная в 1962 году компания Pinault выросла благодаря сметливости своего хозяина и его умению предвидеть ситуацию на рынке. Очень быстро компания заняла лидирующую позицию на рынке и в 1988 году вышла на биржу.

Характерно, что фамилия Pinault ассоциируется с французским словом «сосна» («pin»). Надо полагать, что недоброжелатели слишком активно ерничали на этот счет, иначе чем еще объяснить тот факт, что бизнесмен начинает интересоваться другими сферами деятельности? Или примем официальную версию, которая гласит, что Пино предвидел грядущий кризис в деревообрабатывающей промышленности? Так или иначе, но амбициозный предприниматель захотел перепорхнуть в более близкий людям мир и начал с покупки фирмы, специализирующейся в распространении электротоваров, а затем и других компаний по дистрибьюции товаров (бизнеса, бывшего в то время прибыльным во Франции) – Conforama, Printemps, La Redoute, FNAC…  

В 90-е годы и это королевство оказывается маловато для Пино, и он присматривается к маркам люкс, обещавшим большие прибыли. Приобретение Gucci и преобразование ее в Gucci Group вместе с марками Yves Saint Laurent, YSL Beauté, Sergio Rossi -  новый этап в развитии группы. В последующие годы Пино приобретает другие марки. При покупке марок всегда учитывалась возможность внутренней конкуренции между ними, а также то, насколько марки дополняют друг друга (принося группе новых клиентов и новую категорию продукта – аксессуары, одежда и т.д.). PPR интересуется и «молодежью», покупая небольшие креативные марки Stella McCartney и Alexander McQueen.

Ошеломляющий успех Gucci на рынке вскружил голову не только Пино, но и многим другим участникам рынка люкс. Казалось, что любой известный брэнд имеет такой потенциал развития. К сожалению, Yves Saint Laurent оказался гораздо более проблемной маркой, которую даже всесильный Том Форд не смог поставить на ноги (и поэтому все-таки был уволен). Бизнес прет-а-порте Yves Saint Laurent, в который Пино вложил столько денег, только сейчас начинает приносить прибыль, а косметическая и парфюмерная часть марки - YSL Beauté, - пока убыточна.

Таким образом, на данный момент PPR делится на две ветви бизнеса: дистрибуция (Distribution) и товары класса люкс (Luxe).  По словам Николя Буланже (Nicolas Boulanger), ответственного за отдел по изучению марок моды, красоты и роскоши компании Eurostaf (лидера среди компаний по маркетинговым исследованиям во Франции), PPR с очень большой степенью вероятности начнет новый этап в своем развитии, приобретая марки люкс и постепенно превращаясь в группу брэндов роскоши вроде LVMH, в своем развитии полностью опирающегося на эту сферу деятельности.

«Филиал группы PPR, Gucci Group, уже сам по себе является группой марок роскоши. С торговым оборотом в 3 миллиарда в 2005 году, он приближается к  Richemont (Сartier, Van Cleef & Arpels, Piaget, Vacheron Constantin, Jaeger-LeCoultre, Alfred Dunhill, Montblanc), продавшей на 4.3 миллиарда в 2005-2006 году», - говорит Николя Буланже. (В то же время результаты LVMH, например, приближаются  к 14 миллиардам в 2005 году). «Развитие PPR и его прибыльность определяются именно бизнесом марок роскоши, а не доступными товарами каталога La Redoute, как может казаться многим участникам рынка. Если компания хочет развиваться именно в этом секторе, она очень удачно продала Printemps. Благополучность империи Gucci также приносит деньги, необходимые для этого развития».

Сейчас очень благоприятный момент для вложения средств в люкс, отмечают участники мирового рынка. Возможностей для развития сейчас больше, чем в 2002 и 2003 годах. Конечно, это не накал страстей начала 90-х, но тенденция к росту рынка устойчивая: 2 % за последние два года.

Для PPR, или, точнее, для люксовой ее части Gucci Group, возможны два варианта развития бизнеса роскоши, оба выстроенные на стратегии приобретения брендов. Первый – покупка небольших дизайнерских компаний с уже хорошо известным именем, ищущих возможность развития или находящихся в финансовом затруднении и дешево стоящих. Этот тип компаний достаточно привлекателен для развития PPR, прежде всего, из-за относительно низкой стоимости брэндов. В то же время он не предполагает быстрого получения денег: такие марки требуют нескольких лет вложений, прежде чем они начнут давать прибыль. Опыт такого развития у Gucci Group уже есть - со Stella McCartney и Alexander McQueen – и мгновенного успеха здесь ждать не стоит.

Другой вариант – приобретение больших компаний, приносящих прибыль и находящихся в хорошем финансовом состоянии, которые по каким-либо причинам ищут возможность себя продать. Это может быть, например,сейчас Armani, у семидесятилетнего хозяина и главного директора которой нет преемников, или Burberry; Prada, которую уже несколько раз пытались выставить на бирже и контрольный пакет акций которой, возможно, купит Gucci Group, или Versace, последнее время не очень прибыльный бизнес, который, по слухам, тоже выставят на продажу.

Ясно одно – при любом из этих шагов расклад сил в бизнесе марок люкс, все более и более централизованном, сильно переменится. Другие крупные участники рынка - LVMH и Richemont – «забегают» и начнут срочно что-нибудь приобретать. Может произойти схватка за какую-нибудь лакомую марку. Например, у LVMH есть очень успешный бренд аксессуаров Louis Vuitton, но нет сильной марки одежды: Christian Dior Couture не входит в состав LVMH, как принято считать, а только контролируется генеральным директором LVMH Бернаром Арно. Поэтому Gucci Group, возможно, претендует на место самой влиятельной группы одежды люкс в мире (Richemont тоже не блещет результатами своих модных марок).

«Конечно, если  PPR начнет приобретать марки, компания может очутиться в положении, когда начнется преднамеренное и неоправданное завышение их стоимости - контекст, в котором компании очутились в начале 90-х. Тогда любая известная марка считалась потенциальным Gucci и покупалась за бешеные деньги. Но, возможно, и переговоры будут более реалистичными, и цена будет определяться по реальным критериям стоимости марки, тем более что сегодня давление акционеров на компании очень велико», - добавляет Николя Буланже.

 



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.