Филип Грин и Кейт Мосс: покорит ли Topshop Америку?

Время публикации: 11 Мая 2007
Автор: Suzy Menkes, The International Herald Tribune.

Из всех облеченных властью пар, посетивших в минувший понедельник праздник в музее Метрополитан, – от Джулианны Мур с дизайнером YSL Стефано Пилати до Сальмы Хайек со своим женихом Франсуа-Анри Пино – самым динамичным был дуэт Кейт Мосс и сэра Филипа Грина.

Если супермодель всегда занимала одно из первых мест в списке приглашенных на любую крупную вечеринку на любом континенте, то имя Грина – маэстро fast-fashion сети Topshop и всемогущего  императора британской вселенной под названием «High Street» - известно далеко не каждому американцу. Его визит в Нью-Йорк может изменить ситуацию.

Грин, владелец Arcadia и BHS, привез Мосс в Соединенные Штаты для того, чтобы способствовать запуску ее модного брэнда в этой стране. Во вторник новая коллекция из 80 предметов от Кейт поступила в продажу в Barneys после того, как с триумфом была запущена на прошлой неделе в Лондоне. Тогда фанаты Мосс наводнили все прилегающие к магазину кварталы, а Грин лично дирижировал весьма драматическим его открытием. Мосс на несколько секунд показалась в витрине Topshop (как назло, красные бархатные шторы отказывались открыться сразу), и обезумевшие дамочки устремились к эскалатору, чтобы успеть раздобыть для себя хотя бы одну из вещей «совсем как в гардеробе Кейт».

Грин, купивший в 2002 году холдинг Arcadia Group, в который и входит Topshop, - самый главный британский шоумен от ритейла. Стоит только посмотреть, с какой уверенностью он заявляет о том, что 85 процентов выбранных его зорким глазом товаров будут сметены с полок за время праздников: Грин демонстрирует милого плюшевого мишку, который в данном списке занимает одну из первых позиций. «Это все – на уровне интуиции», - рассказывает Грин о своей роли в своеобразной игре, которая имеет место среди его команд. Именно он лучше всех знает, какие именно товары станут локомотивами продаж. А в свободное от этого увлекательного занятия время он с удовольствием играет в «Монополию» на золотой доске (подарок жены Тины на 50-летие), причем копии этой игры есть в каждом лондонском магазине сети.

Грин лично прогуливается между магазинными полками, на которых расположена линия «Kate Moss for Topshop»: касается платья с нежно-синими принтами, разглядывает сексуальную куртку в полоску, поправляет на витрине шорты из денима (одна из фирменных вещей гардероба Кейт) и снимает с вешалки белое платье в полоску. Таких платьев он заказал дополнительно еще 100 000. Это произошло после того, как он спрогнозировал объемы продаж коллекции, которая создавалась целой дизайнерской командой во главе с Мосс и позволила заработать «еще несколько миллионов фунтов».

55-летний Грин получил в прошлом году орден рыцаря, это стало кульминацией его карьеры. Из незначительного торговца он превратился в финансового магната, чье состояние оценивается в 4,9 миллиарда фунтов, то есть 9,7 миллиарда долларов.

Но вопрос сейчас в другом: может ли и должен ли Грин распространять влияние Topshop по ту сторону Атлантики, «не продав ни разу ни одной вещи в Америке»?

Если ему удастся построить трансатлантическую империю, это будет его личный триумф, особенно ощутимый после неудачного партнерства с Marks & Spencer.

«На американских рынках мы проделали довольно большую работу – здесь перемешаны различные тенденции, входящие в понятие fast fashion (быстрая мода), - говорит Грин. - Почему больше никто не делает того же, что и мы? Неужели это никому не было нужно? Я встречался с крупнейшими американскими ритейлерами. Я хочу, чтобы люди привыкали к нашей модели работы: новое поступление каждую неделю. Наша скорость обращения товаров очень велика, а американские рынки, напротив, гораздо медленнее европейских».

«Это спор с самим собой. Нью-йоркский магазин потребовал капиталовложений в размере 25 миллионов фунтов, но я никому ничего не доказываю, открываясь в Нью-Йорке. Я лишь пытаюсь понять американский мир, постичь суть этой страны. Инвестиции это еще далеко не все: деньги вложены, и необходимо постоянно работать. Доверие в своей рыночной нише нужно постоянно зарабатывать. К тому же встают другие глобальные вопросы. Должны ли мы привлечь еще двоих или троих известных дизайнеров? Следует ли нам учитывать особенности американской моды?». 

Чтобы понять раздумья Грина, нужно постичь его исключительную интуицию, которая и управляет Topshop, сетью, которая насчитывает 303 магазина по всей Великобритании и 97 – за рубежом, включая недавно открытый магазин в Москве площадью 1 400 кв. метров и в Стокгольме – площадью 1 860 кв. метров. (Заметьте, все это лишь часть империй Arcadia и BHS, которым принадлежат такие знаменитые брэнды, как Miss Selfridge, Wallis, Evans).

Topshop также поддерживает молодых дизайнеров – от «ветерана» Зандры Роудс до новоявленной звезды Кристофера Кейна, спонсируя их дефиле и продавая их одежду по привычным для марки низким ценам. Эти проекты и настоящая академия по обучению персонала уже давно превратили Филиппа Грина в благодетеля от моды.

Тем не менее Topshop по-прежнему остается локальной маркой. Эти магазины уже давно стали меккой для японцев, привлеченных актуальностью и динамикой этой марки, но Грин никогда всерьез не брался за азиатский рынок так, как сейчас планирует работать на американском. В настоящий момент каждая вещь от Topshop – от женственного топа до укороченных брючек, включая также не менее удачную линию Topman, проходит через Лондон.

«Мы везем все это в Англию для того, чтобы позже переправить обратно. Мы имеем дело с устаревшей моделью. Но мы планируем расти и развивать международную логистику. Причем дело вовсе не ограничивается открытием магазинов. Главный магазин здесь находится в 100 ярдах от офиса. Можем ли мы дальше работать на подобном уровне?».

Если Грин все-таки будет покорять Америку, он будет отброшен в прошлый век, когда американский ритейл зиждился на таких значительных личностях, как Мартин Трауб. Легендарный бывший президент Bloomingdale's ежедневно лично обходил  все этажи огромного магазина, как и Грин сейчас проходит по Oxford Street, чтобы и проверить свои магазины, и проследить за торговлей конкурентов.

Именно Bloomingdale's и наблюдает сейчас за Грином, и, по некоторым сведениям, может стать самым крупным его партнером.

Несомненно, дуэт Кейт/Грин – весьма рискованный. А началось все с простого разговора во время одного благотворительного мероприятия. Грин тогда передал чек на сумму £60,000 Джемайме Кхан, создав тем самым первый шаг к партнерству с Кейт, которая, как и он, приехала из Кройдона, пригорода Лондона. И уже во время следующей встречи будущие партнеры обсудили развитие брэнда Кейт. Если проект сработает – и одновременно станет ясно, есть ли у Кейт креативность и творческие ресурсы – связь станет еще более прочной.

Для 33-летней Мосс Topshop станет отличной альтернативой модельному бизнесу в будущем. Для Грина имя супермодели означает дополнительные доходы и еще большую известность, что особенно актуально в условиях сегодняшней жесточайшей конкуренции (ультрадешевая сеть Primark уже изрядно подпортила нервы и сократила доходы Грина).

Грин отлично осознает, что, как и Америка, сама по себе Мосс – это уже риск. Он уже потерял Джейн Шефердсон, бывшего главного дизайнера Topshop. Мосс - как рок-звезда (особенно, учитывая, что ее спутник жизни Пит Дохерти таковым и является) – может как принести оглушительный успех, так и стать непомерной ношей.

А пока мы имеем дело с настоящей алхимией, с альянсом  мегапопулярной Мосс и яркого, блестящего бизнесмена Грина. Это может быть счастливое fashion-супружество с медовым месяцем, проведенным в Америке.

Или, как сказал сам Грин, «Я не рискую. Мой риск всегда продуман».



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.