Swarowski: тайна кристаллов

Время публикации: 10 Июля 2006
Автор: Cофья Райфикершт

Это всего лишь обработанное стекло. Смесь кремния и натрия; или даже, не углубляясь в точности химии, – песок и соль. Но за этими простыми субстанциями скрывается огромная эмоциональная суть, алхимия, которая является темой для тысяч разговоров на протяжении многих столетий. С того самого дня, когда человек научился получать более или менее прозрачную массу из непрозрачных субстанций (а это произошло 3 500 лет назад), он не прекращает совершенствовать этот материал, постоянно стремясь к еще большей чистоте и блеску. Словно находится в погоне за абсолютом.

В конце 19 века в этом многовековом шествии была поставлена определенная точка, которая и по сей день является ориентиром для остальных. Даниель Сваровски. В 1985 году он открывает свое предприятие в стенах бывшего текстильного завода в Тироле. Казалось бы, что заставило его покинуть родную Богемию с трехсотлетними стекольными традициями, где просто сам Бог велел заниматься хрусталем, и поселиться на этой австрийской земле? Причина только одна – он хотел находиться как можно дальше от конкурентов. «Когда я изобрел собственный станок для резки стекла, я параллельно создал и принципиально  новый метод производства, - вспоминает Сваровски в своих мемуарах. - И вся индустрия в одночасье изменилась: это была неожиданная революция. Для резчика по стеклу, как и для ювелира, мое изобретение открывало неограниченный спектр творческих перспектив».

Почему именно Сваровски? Неужели никто за столько лет не научился делать с  хрусталем то же самое? Разумеется, научились, и, возможно, превзошли в технологическом плане. Но другие мастера делают это иными способами, и кристаллы получаются, соответственно, не такими. Способ, которым это делал Сваровски, хранится в строжайшем секрете. Полностью его не знает никто – ни ремесленники, ни служащие, ни даже управляющие фабрики: каждый несет ответственность только лишь за свой участок работы. Секрет кристаллов знают только прямые наследники Даниеля Сваровски. И в этой тайне, хранимой уже пятью поколениями, также есть некий магический оттенок: а вдруг кристалл Сваровски представляет собой Философский Камень?

Итак, в 1880 году Даниелю Сваровски исполнилось 18 лет. В этом возрасте он уже работал на своего отца-стекольщика, и последний направил сына в Париж, столицу моды. И там юный австриец открывает безграничные возможности, которыми обладает тандем «обработанный кристалл – высокая мода». Сам по себе камень – у которого от самого камня лишь одно название – не представляет особой ценности. Но когда он пришивается на шелковое платье, льняное бюстье или бархатные перчатки, то мгновенно приобретает значимость, а сама ткань – необыкновенный свет. И все это – в эпоху зарождения электричества, когда Эдисон изобрел лампу накаливания, а Сименс – генератор. Сваровски мгновенно улавливает тенденцию эпохи, четко осознавая, что свет изменит не только привычки человека, но его вкусы. Люди начинают питать страсть ко всему светящемуся, прозрачному, и любые ювелирные изделия, имитирующие бриллиант, становятся ультрамодными во всех западных странах.

Кристалл и мода идут рука об руку. Габриэль Шанель, которая ненавидела настоящие драгоценные камни, находит в обработанном стекле самую прекрасную экспрессию, свойственную украшениям. Ее соперница Эльза Шиапарелли, несмотря ни на какую конкуренцию, придерживается точно такой же позиции и даже едет на завод в Ваттенcе, дабы лично ознакомиться с технологией производства кристаллов и лучше оценить возможности их использования в своих коллекциях.

Новые техники огранки и колоризации лишь расширяют предложение. И заветные кристаллы появляются во всех самых крупных и заметных коллекциях. Тенденции в моде менялись, а взаимная любовь кристаллов и haute couture оставалась не подвластной веяниям времени. Вот лишь несколько примеров. В 1955 году Манфред Сваровски (3 поколение) создает для Christian Dior Северную Аврору, верхний слой которой отливает всеми цветами радуги, а внутренний остается прозрачным. В 1970 году были разработаны технологии термонаклеивания, которые начинают широко использоваться как в работах с тканью и бумагой, так и с кристаллами. Louis Vuitton по случаю открытия своего огромного магазина на Елисейских Полях использует кристаллы для создания монограммы на пригласительных билетах. Высокая мода или casual, одежда или предметы быта: кристаллы Swarovski остаются многогранными – во всех смыслах этого слова.

С развитием технологий кристаллы этой невероятно престижной марки становятся более «демократичными» и доступными практически для всех. Однако дизайнерам Swarovski все-таки удалось сохранить ореол исключительности, благодаря которому кристаллы и по сей день ассоциируются с гламуром и высшим обществом. Декор длинного вечернего платья, чувственные переливы на корсете, сексуальный рисунок на купальнике, неожиданный эффект на спортивном костюме, необыкновенные фантазии на татуировках – кристаллы Swarovski появляются на первом плане везде, где заходит речь о красоте и роскоши.

Надя Сваровски, вице-президент по международному развитию, прекрасно осведомлена о статусе производимой продукции и очень часто дает абсолютный карт-бланш известным дизайнерам, которые хотят использовать кристаллы в своих коллекциях. Кстати, сами по себе эти камни также могут стать связующим звеном для отдельной коллекции: например, в январе этого года в Париже прошел показ Swarovski Fashion Rocks.

Если производство обработанных кристаллов (для моды, декора, бижутерии, предметов интерьера) сложилось исторически за многие десятилетия, выпуск отдельных предметов появился в Swarovski совсем недавно. Идея создавать фигурки из кристаллов пришла случайно: в 1976 году в отделе изготовления люстр дизайнер Макс Шрек между делом забавлялся с деталями для будущих светильников: расставлял их, как игрушки, складывал между собой и соединял металлическими нитями. И совершенно неожиданно кусочки стекла сложились в мышку. Эта фигурка стала символом Олимпийских игр в Инсбруке, которые проходили всего в  50 километрах от фабрики. И началось: ежик, черепаха, гусь, цыпленок, дятел, кит, груша, ананас, автомобиль, корабль, собор, арфа и даже шахматы… Дизайнеры играли на количестве граней, на преломлении света, на прозрачности стекла, добавляли жемчужины и металлические каркасы.  В результате появилась коллекция Silver Crystal Line, в которую вошли 150 фигурок: 120 из них до сих пор присутствуют в каталоге, а остальные распределены по баснословным ценам между членами Swarovski Crystal Society. А в 1987 году был открыт Клуб Коллекционеров, насчитывающий сегодня более 200 000 человек.

Основную часть продукции Swarovski составляют аксессуары и украшения. Мозаичные цветы, кулоны в виде сердечек, разноцветные бабочки или расшитые сумки… Розмари Ле Галле (Rosemarie Le Gallais), художественный директор Дома, сегодня создает «органические» украшения, основной тематикой которых являются флора и фауна. Она черпает вдохновение в истоках марки, в отношениях человека и окружающей среды. Ведь кристалл Swarovski по-прежнему остается символом индустриальной революции, он подтверждает торжество человека над природой и неограниченные возможности превращения обычных материалов в настоящие ценности.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.