Стелла Теннант: королевская жемчужина модельного бизнеса

Время публикации: 31 Мая 2006
Автор: Cофья Райфикершт

Неизменная короткая стрижка, мальчишеское лицо, утрируемая порой угловатость в сочетании с невероятной женственностью: супермодель Стеллу Теннант (Stella Tennant) можно узнать из тысяч ее коллег по цеху.

Ее легкость и небрежность, ее стиль в одежде, вобравший в себя рок-н-ролльный задор и смелость свободной художницы,  и ее  неподдающаяся  определению сексуальность на протяжении многих лет привлекали самые известные марки, лицом которых она становилась. Один из последних контрактов - с ювелирным Домом Chaumet. Стеллу нередко называют моделью-гермафродитом: как никто другой она с легкостью перевоплощается в мужчину и  выглядит при этом не менее эффектно. В необыкновенной харизме мисс Теннант, возможно, «виноваты» гены: топ-модель является внучкой герцогини Девонширской, и, по словам Натали Морен, директора по связям с общественностью Chaumet, «лишь Стелла может носить диадему Bourbon-Parme из платины и бриллиантов так, словно это простой ободок». Кстати, именно этот ювелирный Дом был одним из тех, кто использовал «универсальность» этой супермодели: на рекламных снимках Стелла в той самой диадеме смотрит в упор на красивого молодого мужчину. И только внимательный человек может заметить, что этот мужчина и есть сама Стелла.  О своем стиле, о детстве и о модельной карьере Стелла Теннант недавно поведала еженедельнику «Madame Figaro».

- Недавно вышла новая рекламная кампания Chaumet с вашим участием. Диадема, которая красуется в ваших волосах, вам безумно идет…
- Моя работа с эти ювелирным Домом – как гром среди ясного неба. Ведь между нами уже давно существует некая астральная связь. И теперь я очень горжусь этим сотрудничеством. Дело в том, что представители династии Девонширов с 1825-го заказывали драгоценности марки Chaumet. И когда я увидела их новую коллекцию, основные образы которой – пауки и стрекозы, меня полностью поглотили воспоминания о прошлом. Ведь когда я была маленькой, я не могла часами рассматривать эти украшения и даже мечтала стать ювелиром.

- Вероятно, на вас повлияла и ваша бабушка Дебора, герцогиня Девонширская, которая недавно опубликовала свою автобиографию?
- Мою бабушку я обожаю. Она – самая эксцентричная и самая элегантная из всех, кого я знаю. Она – типичная англичанка. Вы знаете, когда я была маленькой, у нас был свой тайный ритуал. Вечером, перед сном, мы заходили в ее спальню, и она доставала свою «коробку секретов» - металлический ларец с драгоценностями. В нем были просто невероятной красоты вещи. Бабушка любила украшения в виде насекомых: я помню всех  этих стрекоз, скарабеев, пауков из золота, украшенных бриллиантами, рубинами и изумрудами. Коллекция была по-настоящему уникальной.

- Маленькая Стела Теннант была кокеткой?
- Нет, скорее, наоборот, я была этакой дикаркой, маленьким фермером, но я всегда была свидетелем очень красивых знаков внимания, которые мой дедушка оказывал бабушке. Каждый год на годовщину свадьбы он дарил ей красивое украшение – колье или роскошное кольцо. Трогательно, не правда ли? Все эти воспоминания я сохранила на подсознательном уровне и теперь почти инстинктивно выбираю именно такие украшения. Причем бабушка всегда была противницей конформизма и носила эти изысканные вещи по-своему. Например, броши она никогда не прикалывала на воротник или на грудь: она украшала ими манжеты блузы или карманы брюк.

- Это у нее вы переняли манеру одеваться столь необычно?
- Да, можно сказать, что она повлияла на появление у меня некоего Образа. Но до ее исключительной грации и шарма мне очень далеко. Мою маму она постоянно возила в Париж: они никогда не пропускали самые главные столичные дефиле, например Dior или Givenchy. Затем мама перестала интересоваться модой, она до сих пор превосходно чувствует себя в спортивных костюмах или джинсах. Но только не бабушка. Если мы шли к ней на ужин, следовало одеваться, как на светский раут – впрочем, все происходящее именно так и называлось. А сама бабушка надевала свои лучшие дизайнерские платья.

- Как вы думаете, от кого вы унаследовали вкус и чувство стиля?
- Вне всякого сомнения, от Деборы. Однако моя карьера модели началась более чем случайно. Я вообще не думаю, что в данном случае уместно говорить о призвании, потому что в этом деле ты вообще ничего не выбираешь. Выбирают тебя саму.

- Но начало вышей модельной карьеры похоже на сказку…
- Ну да, что-то в этом роде... Я случайно познакомилась с одним человеком, который работал в английском «Vogue», и в тот момент он искал обыкновенную молодежь с лондонских улиц. Я послала фотографию, и меня выбрали. Через неделю  фотограф попросил меня приехать в Париж для съемок в рекламной кампании, я даже не уточнила, для какой марки. Я только что окончила Школу изящных искусств и вообще не знала, чем хочу заниматься.

- Предложение оказалось заманчивым?
- Нет, не совсем так. Ведь меня выбрали только потому, что я была простой молодой англичанкой, девушкой с улицы. Так вот. Я прилетаю в Париж, и в аэропорту Charles-de-Gaulle меня встречает лимузин. Мы едем в отель Meurice. Акт второй: я узнаю, что буду сниматься для рекламы  Versace. Акт третий: я захожу в фотостудию и вижу Линду Евангелисту и Наоми Кэмпбелл, которые сидят за чашкой чая в ожидании съемок. У меня еще не было агента, но я сразу оказалась на самой вершине модного Олимпа.

- Как известно, вы сама – из творческой среды...
- Да, моя тетя Нэнси Митфорд – успешный писатель, моя мама Эмма пишет статьи для журнала «The Spectator». Любопытно, но у меня самой никогда не возникало желания писать. Я отдаю предпочтение скульптуре. Работа с формой и объемом всегда интересовала меня больше. Я создала дизайн двух домов в Нью-Йорке, одного – в Париже, а также собственного гнездышка в Шотландии.

- Может быть, в этом выражается ваша потребность власти над материалом, ведь профессия топ-модели означает относительную потерю контроля?
- Если вы говорите о потере контроля над собственным внутренним состоянием, то да. При таком количестве путешествий утрачивается всякая жизненная организованность. Но у меня в жизни еще есть мои родные места, Шотландия, и самое главное – моя семья. Мой муж Дэвид, мои четверо детей – все это уравновешивает. Сейчас я работаю не так интенсивно, как раньше, и могу позволить себе длительные перерывы, чтобы посвятить себя домашним.

- Вы по-прежнему очень жестки со всеми, кто имеет отношение к моде?
- Раньше я любила демонстрировать собственное превосходство, но теперь я очень хорошо знаю всех этих людей, и у нас замечательные, теплые отношения.

- У вас всегда был образ некой рок-н-ролльной бунтарки..
- Просто я никогда не хотела быть частью истеблишмента. Это – скорее философия, чем политика. В моде я всегда считала себя ремесленником-маргиналом.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Гость
18 Сентября 2010
X
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.