Маленькая часть

Время публикации: 26 Октября 2005
Автор: Арпине Франкель

Нью-Йорк – город контрастов? Да! Любовь с первого взгляда? Да! Привязанность на всю жизнь? Нет, нет и еще раз нет!!!

Для того чтобы любить Нью-Йорк так, как любила его Керри из сериала «Секс в большом городе», надо не просто там жить. Надо жить его жизнью. Нью-Йорк совершенен и в то же время невообразимо далек от совершенства. Это город-мозаика, где каждая деталь неповторима и другой такой больше нет нигде в мире. Можно удивляться, как настолько непохожие люди, дома, вещи уживаются рядом, но если убрать из этой мозаики хотя бы одну составляющую, то она распадется, потому что она – единое целое. И чего здесь только нет! Впрочем, с уверенностью можно сказать – здесь нет серости и обыденности. Описывая Нью-Йорк изнутри, приходится постоянно прибегать к превосходной степени. Если магазины, то самые дорогие. Если женщины, то самые роскошные. Самое грязное метро. Самые богатые туристы. Самые навязчивые продавцы. Самые интересные события мира… Стоп! Вот об одном из таких событий и пойдет речь.

Неделя моды в Нью-Йорке, Olympus Fashion Week, куда стремятся попасть модели, журналисты, байеры и даже те, кто не имеет отношения к индустрии моды. Нельзя сказать, что я видела ее изнанку. Но и сторонним наблюдателем себя не назову, и пропуск в тенты Брайант-парка, где проходила основная часть показов, – тому подтверждение.

Этот пропуск стал главным поводом для моих волнений до его получения и причиной моих мучений - после. Уставший мужской голос по телефону сказал мне, что пресс-офис открывается в семь утра, и именно к этому времени я как штык явилась в Брайант-парк в коктейльном платье (чтоб не ударить в грязь лицом перед коллегами) и с внушительных размеров сумкой через плечо (чтоб вместить туда фотоаппарат и все возможные пресс-релизы). Большая сумка была верной идеей, потому что пресс-релизов и буклетов было достаточно много. А вот платье… с платьем я погорячилась. Но это я поняла уже потом, в процессе. А тогда, в семь утра, я просто пришла за пропуском, и охранник сообщил мне, что пресс-офис откроется только через полтора часа. Вздохнув, я побрела изучать публику Брайант-парка. Бизнесмены с ультрасовременными ноутбуками и студенты с ноутбуками попроще. Журналисты, аккредитованные на Fashion Week, и гости, вдохновенно вертящие в руках приглашения на показы. Модели с длинными ногами и силиконовыми губами. Нищие, для которых парк служит местом ночлега. Туристы, внимательно изучающие рекламные щиты и восторженно фотографирующие каждый камешек. В общем, уменьшенная копия Манхэттена. Казалось, что вместо часа прошло десять, и последние полчаса я дожидалась времени Х рядом с охранником. Последний был занят тем, что пытался не впустить в пресс-офис мужчину с большими коробками. Мужчина утверждал, что там компьютеры. Охранник просил его подождать, когда пресс-офис откроется. В конечном итоге секьюрити кто-то отвлек, и мужчина-с-компьютерами пронес коробки к желанной цели.

Я ждала, что сейчас приедет полиция, эвакуируют людей, мужчину арестуют, а так называемые компьютеры взорвут. Ничего подобного. Охранник посетовал на человеческую наглость и отсутствие терпения. И все. Никто не боялся, что в коробках бомбы. Не искал террористов. Не обыскивал всех входящих. Не просил показать сумку на входе. Никакого страха и паники. И при этом – абсолютная уверенность в собственной безопасности.

Пресс-офис наконец-то открылся, я получила свой пропуск, предъявив удостоверение личности, и прошла к тентам. До первого показа было время, и я огляделась. В центре стояли витрины с выставленными в них аксессуарами и ювелирными украшениями брендов, принимавших участие в показах. Вдоль стен – стенды спонсоров. Пара диванчиков. Несколько мониторов с расписанием показов. В общем-то, все. На первый взгляд, как-то слишком скромно для такого события. Представителей фирм-спонсоров у стендов еще не было, поэтому я подошла к столику, где шла аккредитация на первый показ. Да, как ни удивительно, но помимо аккредитации на саму Неделю Моды надо было получать приглашения отдельно у каждого дизайнера. Учитывая их количество, сделать это было практически нереально. Не обнаружив моей фамилии в списке приглашенных, мне предложили пройти и сесть на свободное место. Свободных мест было, как ни странно, очень много. Уже позже я поняла, что с самого утра проходят показы дизайнеров, не вызывающих интерес у большинства СМИ – новичков Недели моды, которым еще предстоит заявить о себе миру.

Со мной рядом сидела женщина лет сорока с ярко накрашенными губами и глазами. Мы обменялись парой общих фраз, а затем – визитками. На ее карточке - имя, фамилия, телефон. И от руки приписка – «студент отделения моды». Норма - так ее звали – рассказала, что приехала из Мексики, что мечтает работать в индустрии моды, что на Неделю моды их отправила школа, где она учится, и спросила, нет ли у меня для нее работы. Я покачала головой и сказала, что я из России.

- О-о-о-о, Россия… А там все еще социализм?

- Нет, уже давно нет, - ответила я, про себя подумав: «Вот это да!»

- А что? Демократия? Демократия – это хорошо.

Я только кивнула.

- А как называется ваш лидер? Президент?

- Президент. - И кто у вас сейчас президент?

- Путин. - М-м-м… - эту фамилию Норма явно слышала впервые.

От этого странного разговора меня спасли подружки Нормы, набежавшие в огромном количестве.

- Норма! Ты что здесь делаешь? Беги скорее в холл, там раздают бесплатные сумки!!! И Норма спешно удалилась, а вернулась с новой сумкой уже перед началом показа.

Сразу после этого показа я поспешила на следующий. У столика, где проходила аккредитация, уже образовалась внушительная очередь. Моей фамилии в списке снова не оказалось, и я получила карточку с буквой «S» - стоячее место. Таких, как я, было много, и они, то есть мы, образовывали отдельную очередь. Опять же потом мне сказали, что многие из тех, чьей фамилии нет в списках, вообще не попадают на показ. Но мне повезло. Через несколько минут меня похлопал по плечу охранник и сказал: «Вы только что получили аккредитацию? Вам не надо стоять в этой очереди. Идите за мной». Я почувствовала себя особенной. Зря. Просто на моем пропуске стояла пометка «фото/видео». Это значило, что у меня был доступ в зону для фотографов и право стоять в другой очереди, покороче. Фотографы попадали на показ все без исключения. Чем ближе очередь – тем удачнее будет точка для съемки. Поскольку этого я тоже не знала и потратила время на простаивание в общей очереди, место мне досталось, мягко говоря, не ахти. Но несмотря на желание всех журналистов быть лучшими, первыми – мне помогали. Один коллега посочувствовал, что мне будет плохо видно. Другой посоветовал встать на чью-то коробку, чтоб быть повыше. Стоящий впереди меня предложил свое плечо для опоры. Плечо пришлось весьма кстати. В зоне для фотографов было много народу (такое было каждый день на каждом показе, за исключением самых первых), и мою коробку разделила со мной еще одна девушка. В конечном итоге коробка подозрительно скрипнула и начала падать – вот тут-то меня и спасло плечо фотографа по имени Крис.

Конечно, если бы я знала, что представляет собой зона для фотографов и операторов, где мне предстояло находиться на каждом показе, я бы пришла в джинсах и кроссовках. К тому же большая часть фотографов таскала с собой маленькие лесенки, коробки, чемоданчики и занимала удачные позиции, возвышаясь над окружающими. У меня же ничего этого не было, поэтому я старалась попадать в первые ряды и садилась на пол.

С пропуском фотографа на стоячие места в зале попасть было нельзя. Вообще вариантов пропусков на Неделе моды было множество. Я даже не представляю, сколько человек работало в команде от каждого СМИ. Мой пропуск позволял фотографировать показ, и наша зона располагалась так, что модели выходили к нам лицом. Были фотографы с пропусками на подиум – до начала показа они фотографировали звезд, сидящих в первых рядах. Показ снимать им было нельзя. А фотографов показа не пускали на подиум. Отдельный пропуск был для желающих попасть по другую сторону подиума – они снимали, как делают макияж и прически моделям, и прочую закулисную суету. И даже фотографов подиума было по двое – пока первый фотографировал коллекции одного дизайнера, второй уже занимал очередь на показ следующего...

Я вышла из тента после второго показа, взглянула на толпу ожидающих и поняла, что на удачное место надеяться не стоит. К этому времени уже начали работать стенды спонсоров, и я пошла знакомиться. Представители туристической фирмы Bermuda предлагали заполнить анкету, дающую возможность выиграть поездку на острова. Промоутеры фирмы Kinerase давали пробники кремов от морщин. У стендов косметической компании MAC поили кофе. Наибольшим успехом пользовался стенд фирмы Aquafina, где сотрудники поили измученных жарой журналистов холодной водой. На втором по популярности месте был мини-бар, где можно было полакомиться йогуртами и мюсли. У стенда женского канала WE (Women’s Entertainment) мне подарили сумку. Так вот куда бегала Норма перед первым показом!

Через пару часов на этом стенде появилась табличка. «Извините, сумки закончились. Приходите завтра». Ко мне подошел мужчина и сказал: «О, тебе повезло – ты получила сумку. Я выстоял за ней огромную очередь, но мне так и не досталось». На следующий день я видела эту очередь своими глазами – достойная конкуренция очередям желающих попасть на показы. Подозреваю, что самые проворные любители всего бесплатного брали по сумке каждый день.

Еще один стенд, представленный фирмой Pantene, проводил всем желающим компьютерное сканирование волос. Там я узнала, что у меня здоровые волосы, и получила пробник шампуня. Главным спонсором Olympus Fashion Week была, как можно догадаться, фирма Olympus. Журналисты могли взять фотоаппараты напрокат (естественно, не бесплатно). А фотографы рассекали по холлу и за доллар фотографировали всех желающих. Собранные деньги пошли в помощь семьям, пострадавшим от наводнения в Новом Орлеане.

Моим следующим знакомым стал фотограф по имени Эбби. Он сидел на маленькой лесенке, ожидая очередного показа, я присела рядом с ним на пол.

 - Вы в таком платье… Вам не стоит сидеть на полу. Садитесь, - и Эбби предложил мне свою лесенку.

 - Нет, спасибо. Я уже привыкла так сидеть. Ничего страшного. К симпатичному молодому человеку, сидевшему на единственном в «зоне ожидания» кресле, подошел коллега в балахоне с надписью «С.С.С.Р», и они заговорили по-русски. Эбби покосился в их сторону.

- Да… они не из Европы. Они не знают, что дамам надо уступать места…

Эбби оказался из Ирана. Впрочем, все услышанные мной «из Мексики», «из Ирана», «из Доминиканской Республики», «из Польши» были совсем не такие, как мое «из России». Это значило только «Когда-то я жил в Иране (Мексике, Польше), а теперь вот уже 10 (15, 20) лет я живу в Нью-Йорке». Я встретила только одного ньюйоркца, который здесь родился. И ни одного журналиста, который бы приехал сюда специально на Неделю моды (те парни из России не в счет – я с ними так и не пообщалась). Наверняка такие были, просто мне не повезло (или, наоборот, повезло). Мы с Эбби подружились – у нас были одинаковые пропуски. Я занимала ему очереди на показы, он занимал мне места, если ему удавалось пройти раньше меня. Я зачитывала ему пресс-релизы, он знакомил меня с другими фотографами. В том числе с оператором нью-йоркского канала о моде BTE-TV по имени Стенли. У Стенли на шее висели бейджики всех возможных категорий во все возможные зоны тентов Брайант-парка. «Мы теперь как родственники, так что зови меня Стен», - сказал он и поделился радостью, что в следующем году будет снимать церемонию вручения «Оскар».

Перед одним из показов я, проклиная коктейльное платье, пыталась найти себе место на полу среди чемоданов и стульчиков коллег. 

- Симпатичные ноги, - сказал голос сверху.

- Спасибо, - вздохнула я, продолжая сетовать на платье.

- Меня зовут Николас. Я сейчас делаю серию фотографий с туфлями на высоких каблуках. Только ноги и туфли. Приходи сниматься, - и он протянул визитку.

 - Я не живу в Нью-Йорке.

- Жаль, жаль… Ну, будешь в наших краях – звони.

Во время показа я почувствовала сильный толчок в плечо. Какая-то журналистка сильно опоздала и теперь пыталась занять удачное место, задевая всех окружающих. В итоге ее голова оказалась прямо перед чьим-то объективом – другого и ожидать было нельзя. «Извините, вы не могли бы подвинуться, вы попадаете ко мне в кадр», - шепнула обладательница объектива. Никакой реакции. «Извините», - и она похлопала ее по плечу. Возмутительница спокойствия резко обернулась и сказала в полный голос: «Не смейте меня трогать!» - и потом добавила несколько нецензурных слов. Жертва хамства лишилась возможности сделать удачные фотографии, а собственно хамка лишилась аккредитации – после показа у нее забрали пропуск.

После одного из показов я снова встретила Эбби.

 - Ты не хочешь сделать массаж шеи? Вон там, – он указал пальцем в сторону, - делают массаж шеи. И фотографируют.

 - Нет, массаж не хочу. Но пойдем, сфотографируемся вместе.

Так у меня появилась единственная фотография с Olympus Fashion Week, оформленная в виде обложки журнала Inside TV.

Потом мы с Эбби отправились на показ в другой конец Манхэттена. На выходе из Брайант-парка к нам подошла китайская туристка с фотоаппаратом.

 - Можно сделать фотографию? – на ломаном английском спросила она.

 - Конечно! – Я протянула руки к ее фотоаппарату, полагая, что она хочет сфотографироваться на фоне тентов или еще чего-нибудь.

 - Нет! Можно сделать фотографию Вас?

Не знаю, с кем она меня спутала, но разочаровывать ее я не стала, и она щелкнула вспышкой.

 - Сенк ю! Сенк ю вери мач! Э...

Эбби уже махал рукой блондинке в белой кофте, полосатых брюках и длинном красном шарфе.

 - Привет! – она заговорила быстро-быстро. - Вы куда? О, я тоже как раз туда собираюсь. Поехали. Приятно познакомиться. Меня зовут Валентина!

Валентина говорила не только быстро, но и много. По дороге она успела рассказать, что живет в Нью-Йорке уже двадцать лет, что пишет для Vogue, что у нее много связей, а не далее как вчера ей звонил и предложил работу сам Дональд Трамп. Она дала мне приглашение на вечеринку, где будут все модели, дизайнеры и звезды, и сказала, что наденет свое платье от Версаче, которое подарил ей сам Джанни, когда был жив. Я бы никогда не догадалась, что у нее за акцент, если бы она не сказала Эбби, что она русская.

 - Многие люди говорят, что она странная женщина, - сказал мне Эбби, - но я знаю, она хороший человек.

Мы приехали на показ и заняли места, а Валентина все говорила и говорила.

 - Я раньше тоже была фотографом. Фотографировала для Версаче. Я завтра принесу свой фотоаппарат. У меня хороший фотоаппарат. Большой. Ой, смотри, смотри! – И она показала на женщину в таком же шарфе, как у нее. - Ты знаешь, это я ввела в моду эти шарфы. Я, а не Gottex. Я была первая, а сейчас их все носят вслед за мной. Кстати, знаешь, что это за штаны? Anna Sui…

 - А у Вас есть визитка?

 - Конечно, вот, возьми две!

«Валентина Б.», - прочла я про себя. - «Риэлтор».

На следующий день Эбби рассказал мне, что уже после моего ухода они с Валентиной сидели за столиком в Брайант-парке, и она вышла вымыть руки и не вернулась. Больше он ее не видел.

 - В Нью-Йорке очень много людей, которые говорят не то, что есть на самом деле. Нельзя всем верить, - заключил он.

Не знаю, встречу ли я когда-нибудь Валентину. Увижу ли еще раз Эбби. Встретимся ли мы с Крисом, Николасом и всеми остальными нью-йоркскими знакомыми. Но, когда я вспоминаю Неделю моды, я думаю не только о коллекциях одежды, которые там были представлены. Я думаю о своих коллегах, о тех, с кем я познакомилась в Большом Городе, о тех, кто оставил в моей памяти ощущения о непередаваемой атмосфере Olympus Fashion Week.

Когда я вернулась домой, в почтовом ящике меня ждала открытка. «Было очень приятно познакомиться с тобой на Неделе Моды. Надеюсь, мы еще когда-нибудь встретимся. Стэнли».

Я тоже надеюсь, Стэн. Судьба иногда совершает удивительные повороты. Кажется, что, побывав в Нью-Йорке, начинаешь верить в невероятное. Нет, не так. В самое невероятное.

До встречи!



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.