Мода в Венеции: назад к истокам

Время публикации: 20 Июля 2005

В эти дни в самом таинственном и загадочном месте Санкт-Петербурга, Михайловском замке, проходит уникальная выставка «Ремесло и мода в Венеции в XIII-XVIII веках», представляющая удивительную эпоху, когда Венеция вступила на королевский престол моды.

Цель выставки – продемонстрировать на различных исторических материалах (гравюрах, картинах, одежде, обуви, аксессуарах), как творчество венецианских мастеров превратило Венецию в мировую столицу моды.

В период с VIII по XVIII века, почти тысячу лет, Венеция была «самой безмятежной республикой». К тому же, благодаря выгодному географическому положению на Адриатике между Востоком и Западом и передовой политической системе, Венеция стала одной из важнейших торговых наций, воротами к экзотическому, манящему и тогда еще неизвестному Востоку.

Быстрыми темпами развивалась не только торговля, но и мастерство ремесленников, быстро объединившихся в хорошо организованные цехи со своими школами и уставами. Эти профессиональные объединения, членство в которых было обязательным для легальной работы, стали основой венецианской республики.

Уже к концу XIII века венецианцы, используя секреты, привезенные Марко Поло из Китая, обошли в искусстве производства шелка византийских мастеров. А в XVIII веке связанные с модой ремесла приобретают узко направленную специализацию. Ремесленник выбирал себе занятие один раз на всю жизнь.

С начала существования Венецианской Республики существовали определенные законы, направленные против роскоши, которые приговаривали любого, кто изобретет «новую моду», к штрафу или тюремному заключению. Регламентируется даже использование в одежде определенной цветовой гаммы, которая должна подчиняться строгой иерархии и определять социальный, экономический и политический статус носящего.

Под влиянием Византии цветами дожей и патриархов становится пурпурный, аристократии – голубой. Но после падения в 1204 году Константинополя главенствующим цветом одежды того времени становится кармазинно-красный, получаемый путем длительных манипуляций с микроскопическими насекомыми, паразитирующими нам стволе средиземноморского дуба. Этот цвет (наряду с белым и золотым) используется только в одежде дожей и высокопоставленных сановников.

Знаменитый красный, имеющий особое неповторимое свечение из-за того, что ткань полоскали в соленой воде каналов Венеции, пользовался огромным спросом при королевских дворах Европы. Остальные знатные граждане, в зависимости от положения в обществе, одеваются в голубые и лиловые тона, а также в вечный черный.

Мастера-красильщики хранили рецепты изготовления своих красок в строжайшем секрете, рассказывая всевозможные отпугивающие легенды о злых демонах и духах, обитающих вблизи красилен.

Однако, несмотря на законодательство, диктующее сдержанность в моде, одежда венецианцев отличалась богатством, элегантностью, разнообразием линий и стилей. Это мы можем наблюдать в различных альбомах-сборниках изображений костюмов различных эпох.

На выставке представлен уникальный экспонат первого издания самого важного каталога европейской моды XVI века «Одежда античная и современная» Чезаро Вечеллио (Венеция, 1590 г.) с подробными описаниями одежды, аксессуаров и соответствующей терминологией. Третья часть «Сборника гравюр изображений одежды различных народов» Теодоро Вьеро (Венеция, 1783 – 1790 гг.) почти полностью посвящена русскому костюму.

Особый трепет вызывают иллюстрации с моделями женской одежды из бумаги с крохотными аппликациями из ткани и тончайшей вышивкой (XVIII в.), «Книга образцов шелковых бархатов» (Венеция, 1775-1800) и каталог с образцами кружев Изабель Катанеа Парасоль под названием «Уроки для добродетельных дам» (Рим, 1597 г.). О венецианских кружевах написаны тома по истории моды, о неповторимости узоров и невесомости и нежности изделий при сложнейшей фактуре слагаются легенды. Что касается их красоты и оригинальности, достаточно представить себе кружева, сшитые знаменитым венецианским стежком с барочным украшением золотой или серебряной нитью или выпуклым рисунком листьев, иллюстрирующим экзотичность растительного мира Среднего и Дальнего Востока.

Как правило, кружева использовались для отделки манжет и воротников. Уникальные по рисунку, цвету, вязке, плетению, шедевры венецианского мастерства пережили время, сквозь века донеся до нас теплоту рук их создателей.

Аксиома, что лучший портной – это мужчина, была известна еще венецианцам XIII века. Женщины в то время выполняли лишь отделку, украшение и вышивку. Интересен факт, что новую моду диктовали не портные, а заказчики, которые самостоятельно выбирали ткани и модели. Портной ограничивался лишь выбором подкладки и, собственно, кройкой и шитьем.

Существовал даже закон, запрещавший портным вводить новые стили, так как считалось, что это может повлечь за собой большие расходы для заказчика (в 1340 г. затраты на изготовление наряда для девушки из семьи городской аристократии равнялись годовому заработку ремесленника).

Поэтому для поддержания репутации венецианские портные полагались на свой профессионализм, а не на способность создавать новые модели. Например, покрой тоги венецианского дожа не меняется веками. В зависимости от времени года она шьется из сукна или шерсти, бархата или шелкового дамаска и подбивается ценными породами меха. На плечо особым образом накидывается длинная «туника» из специального рельефного бархата с геральдическим рисунком.

Обращает на себя щегольство, тщательность подхода и богатство вкусам мужской моды. Чего только стоят мужские жилеты с заостренными боковинами, круглым вырезом по шее и карманами под накладными клапанами из белого шелкового атласа с цветочными узорами, вышитыми шелком, золотом и серебром. Или Cuoietto (носился поверх камзолов) из замши, расшитой зеленым шелком, галунами и позолоченным серебром, с подкладкой из конского волоса, ночные колпаки из парчи, тафты и атласа.

Большими оригиналами и новаторами были венецианские сапожники. Их изобретательность проявлялась в большом разнообразии форм и моделей, особенно женской обуви, которая, как правило, далеко не отличалась практичностью. Так, мода на платформу для женской обуви означала, что часто женщина не могла передвигаться без помощи двух людей, поддерживающих ее с обеих сторон.

Пожалуй, самый запоминающийся экспонат выставки – туфли на платформе 52 см (Венеция, конец XV в.) из дерева и кожи белого цвета. Несмотря на запрет носить обувь на подошве больше 9 см, венецианцы носили туфли на платформе, намного превышающей допустимую высоту. Это еще раз подчеркивает слабость венецианцев к новому, а иногда и шокирующему стилю.

Особыми любительницами подобных высот слыли куртизанки (кстати, в венецианском обществе к привычному нам смыслу слова «куртизанка» необходимо добавить «дама с хорошими манерами, образованная и начитанная, умеющая играть на музыкальных инструментах, танцевать, писать стихи и поддерживать легкую непринужденную беседу»).

Обувь той эпохи изготовлялась в тон платью из кожи, шкур, вышитой тафты. Обязательно на подкладке. С всевозможными пряжками и даже липучками. Прототипом современных сабо были так называемые «мулы», туфли с закрытым носом и открытой пяткой без застежки, изготовляемые из кожи мула.

В конце XVIII века, после падения Республики, сапожники практически исчезли. То небольшое их число, которое осталось в мастерских, в основном было вынуждено выполнять скромные заказы или ремонтировать старую обувь. И все же именно здесь в конце XIX века произошло второе рождение этого ремесла в современной обувной промышленности, которая, развившись и окрепнув, превратилась в мирового лидера обувной моды.

Важное место в истории венецианской моды занимают галантерейщики (marzeri). Поскольку стили одежды могли меняться только постепенно, в связи с высокими затратами и строгими законами, именно галантерейщики могли с помощью новых украшений и аксессуаров изменять одежду и становиться законодателями моды. В цех marzeri входили шляпники (baratteri), изготовители женских шляп (cappelleri), лент и шнуров (passamaneri), кружев и тесьмы (stringheri), очков (occhialeri) и т. д.

Приглушенный свет выставочных витрин аккуратно ложится на золото. Им покрыты…пуговицы. Являясь самостоятельным аксессуаром, пуговицы изготовлялись из серебра, меди, дерева, расшивались еле заметной шелковой нитью. На одной пуговице можно рассмотреть маленькую коробочку. В то галантное и неповторимое в своем изяществе время такие крохотные дамские тайнички служили для хранения ароматных засушенных трав.

И конечно, бессменный аксессуар настоящей дамы – сумочка. Из глубины веков на нас смотрят миниатюра из твердого картона цвета красного вина, по форме напоминающая морскую раковину, сумка из белого меха и коричневой кожи тончайшей выделки, сплетенный из серебряных нитей мешочек.

Внимание привлекает один, на первый взгляд неприметный, экспонат – сумочка из зеленого атласа, расшитого белым и желтым шелком, с неизвестными инициалами по обеим сторонам… Кто сжимал в руках этот маленький шедевр? Какие тайны хранят две вышитые буквы? Не узнать никогда.

Нам остается бродить по парадным залам Михайловского замка, представлять свою историю туфель, пуговиц, шкатулки, обувной отвертки… и безмолвно любоваться непреходящими вековыми ценностями, бережно сохраненными глубиной времени.

Текст подготовлен по материалам выставки «Ремесло и мода в Венеции в XIII-XVIII веках»



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.