Британская Высшая Школа Дизайна: международное образование в России

Время публикации: 1 Октября 2012
Автор: Александр Куликов
Источник: FashionTime.ru
Британское образование – лучшее в мире. Это аксиома. Уникальные программы и методики, а также статус самого престижного образования, открывающего любые двери, считаются не самыми доступными среднестатистическому студенту. Однако Британская высшая школа дизайна меняет ситуацию в корне, предлагая уникальную возможность получения международного образования, обучаясь при этом в России. Британское высшее и дополнительное российское, курсы и интенсивы – обо всех форматах обучения издателю FashionTime.ru Александру Куликову рассказал основатель и директор проекта Александр Аврамов.


– Расскажите об основных принципах, на которых базируется преподавательская деятельность в Британской высшей школе дизайна.    
 
– Я бы расширил этот вопрос, потому что преподавательская деятельность, безусловно, очень важный элемент, но он не единственный в том, как работает современный вуз. Я хотел бы обозначить четыре основных элемента, на которых мы заостряем внимание в нашей работе. Они лежат в основе того, что мы делаем, и того, что обеспечивает нашу эффективность, уникальность, качество обучения студентов.     

Первый элемент – это образовательная программа. Мы считаем, что хороших результатов можно добиться только тогда, когда образовательные программы современны, эффективны, дают возможность студентам прогрессировать в течение разумного количества времени. Именно отрезок между началом и концом обучения должен максимально работать на прогресс студента. Естественно, здесь мы делаем ставку на международный опыт, поэтому у нас достаточно большое количество программ, аккредитованных со стороны наших партнерских вузов. Мы сейчас работаем с двумя вузами. У нас есть программа бакалавриата и программа по магистратуре, а также огромное количество программ российского образования, которые также используют методики, принятые за рубежом, в странах, где дизайнерское, творческое образование эволюционировало и достигло определенных успехов. Поэтому первый элемент мы обозначаем как качество образовательных программ, с точки зрения методик, подходов, принципов управления и их создания.   

Второй элемент – это все, что связано с преподавательским составом. Люди являются активом, который приводит к успеху. Поэтому в своей стратегии мы стараемся найти наиболее профессиональных, амбициозных, талантливых специалистов и педагогов. Среди наших преподавателей большую часть составляют практикующие специалисты либо люди, имеющие профессиональный опыт. Мы нацелены на то, чтобы преподаватели в первую очередь реализовывались и как практики, и как педагоги. На программах британского высшего образования огромное количество иностранцев, которые работают в Москве по контрактам. Когда я говорю "огромное", сравниваю, безусловно, с другими вузами, потому что их количество не зашкаливает, составляет порядка 15 – 20 человек. Тем не менее это очень большое число, учитывая то, что другие вузы не нанимают таких людей вовсе. А это очень важно, потому что иностранные специалисты являются носителями знаний, культуры и образовательных методик, У нас более 100 российских специалистов, которые талантливы, добились каких-то успехов. Они приходят преподавать и продолжают работать одновременно. Вот эта "сращиваемость", когда соединены международный взгляд на вещи, международные преподаватели и сильные локальные специалисты, позволяет добиваться эффективности в подходах.   

Третий элемент – это ресурсы. Сюда входят помещения, компьютеры, информационная библиотека, доступ к информации с помощью электронных средств, беспроводной Интернет, мастерские, арт-студии, 12 компьютерных классов. У нас порядка 6500 квадратных метров. Почему ресурсы так важны? Именно они позволяют студентам максимально эффективно реализовывать свои идеи на практике. Творческие дисциплины сильно завязаны на практическую реализацию. Например, когда происходит обучение графическому дизайну, студент может в течение длительного времени экспериментировать с различными материалами, технологиями, печатными, компьютерными, фотографическими. То же самое происходит, если студент обучается на отделении промышленного дизайна: он может сразу создавать макеты, прототипы в шикарно оснащенной мастерской, где есть все необходимые станки, покрасочная камера, трехмерный принтер, лазерная резка и гравировка – все, что ему необходимо. В итоге качество макетов и прототипов будет выше, а студент это выполнит быстрее: ему не нужно бегать по Москве, искать, где это можно сделать и сколько это будет стоить.     

То же самое с fashion-дизайном. Очень важно, чтобы студенты могли работать в комфортных условиях с необходимой техникой и людьми, которые будут за ней следить. Все эти вещи позволяют минимизировать усилия и сосредоточиться на своем росте.   

Четвертый элемент – связи с индустрией. Мы являемся учебным заведением, которое служит важным мостиком между индустрией и обществом. Этот мостик должен быть прочным, основательным, потому что в индустрии наши выпускники будут себя реализовывать. Именно выпускники творческих вузов создают новые компании или устраиваются работать в старые, перемещаются по миру и создают что-то новое. Школа, с одной стороны, является частью индустрии, с другой – индустрия является частью школы.   

– Существуют ли отличия в принципах преподавания в БВШД и российских вузах?
 
– Образовательные системы достаточно сильно разнятся. У нас есть два типа программ, которые отличаются от российских практик. Первый тип программы – британское высшее образование, это программа бакалавриата, где студент получает подготовку по программе "Бакалавр искусств", в дипломе пишется: степень бакалавр искусств. У нас в настоящее время шесть специальностей. Преподавание ведется на английском языке.   

Вторая ветка программы – российское дополнительное образование, которое разрабатывается нами с учетом потребностей российской индустрии.   

Этот вопрос можно свести к тому, чем отличается западная модель образования от российской. Отличий очень много. На Западе эта модель эволюционировала много лет. Учебные заведения, которые поставляли специалистов для индустрии, вынуждены были подстраиваться под ее потребности.   

В России все было по-другому. Свободный рынок отсутствовал, дизайнеры работали в другой парадигме, в те времена был такой дефицит, что все более или менее нормально сделанное разлеталось как горячие пирожки. Когда СССР рухнул, индустрия дизайна пошла вперед: открылись границы, появилась возможность покупать западных дизайнеров, российская индустрия стала частью глобальной. При этом образование по-прежнему построено по лекалам тех времен: оно продолжает выпускать специалистов, заточенных на воспроизводство устаревших концепций.   

В российском образовании по-прежнему делается упор на то, что студенты будут изучать. В современном образовании уже давно так вопрос не ставится. Он ставится по-другому: что мы будем уметь? Чему мы должны научиться? Насколько успешны мы будем на выбранном поприще? И ключевые понятия там совершенно другие, а не количество учебных, которые не меняются десятилетиями.   

Зачеты, экзамены тоже построены по-другому. Поскольку качество программ разное, то и система оценки тоже отличается. Там большую роль в том, как студент прогрессирует в основной дисциплине, играет оценка не только его финального результата, но и промежуточного. Когда студент работает над проектами, а их может быть в течение года несколько, у него накапливается большое количество материала, который он в конце года сдает. И если студент показывает только финальный вариант, не предоставляет промежуточных результатов, у него не будет хорошей оценки.   

– Есть случаи, когда студентов отчисляют из БВШД за плохую успеваемость?


– Конечно, это происходит довольно часто. Студенты, конечно, могут пересдавать, повторять год или семестр, модуль.   

– И они должны за это повторно платить?


– Если они повторяют только один предмет, то платят повторно только за один предмет.

– Как осуществляется контроль качества за уровнем учебной подготовки?
 
– Система управления академическим качеством является прообразом британской международной. В ней есть несколько элементов. В течение года несколько раз проводится регулярная работа по замеру показателей. Это опросы студентов, встречи программных комитетов (они встречаются от двух до четырех раз в году), обсуждения проблем, достижений. Кроме того, это внешние системы контроля. Два раза в год в БВШД приезжает сотрудник из университета Hertfordshire и наблюдает всю деятельность, связанную с образовательным процессом.

Два раза в год в Москве проходит экзаменационный совет с участием руководителя школы дизайна университета Hertfordshire Джуди и еще нескольких человек оттуда и внешнего экзаменатора, который вместе с парой человек с факультета приезжает из Лондона. Роль внешнего экзаменатора – убедиться, что качество оценки по всем дисциплинам нашими преподавателями является релевантным уровню, который задан там. Основная задача этого сложного механизма – обеспечить постоянное развитие и улучшение программ, качество преподавания, объективность, прозрачность.     

– Какие российские профильные вузы приближаются к БВШД по уровню преподавания, качеству подготовки специалистов? Какие из них являются вашими условными конкурентами?
 
– Мне сложно назвать вузы, с которыми мы серьезно сотрудничаем, поскольку отличаются подходы, система образования, ценности. Мы стараемся развиваться, опираясь на собственные силы, видим себя частью международного образовательного сообщества: сотрудничаем с двумя университетами – University of Hertfordshire и London Metropolitan University.   

О вузах-конкурентах можно сказать так: у нас нет конкурентов и у нас все конкуренты. Их нет потому, что мы в России уникальные и единственные: больше никто не предлагает зарубежное образование в области творческих индустрий с международной аккредитацией, дипломами.     

С другой стороны, это не так. Мы находимся на глобальном конкурентном поле. Помимо российских и западных вузов есть еще один конкурент – нежелание получать образование вообще. Мы сталкиваемся с тем, что многие не верят в то, что образование служит неким социальным лифтом. На Западе единственный способ преуспеть в жизни – это заниматься постоянным развитием, в том числе с помощью концепции непрерывного образования.     

Для нас именно иностранные вузы являются основными конкурентами, потому что отправить ребенка за границу стало гораздо проще, для этого нужны только деньги. Если у человека есть деньги, многие выбирают обучение за рубежом.   

– Могут ли студенты других вузов переводиться в БВШД для продолжения обучения?
 
– Нужно рассматривать каждый конкретный случай. Сэкономить сильно время не получится. У нас для получения степени бакалавра необходимо обучаться три года на английском языке. Плюс курс Foundation, тоже на английском языке, но более базовый, подготовительный для программ высшего образования. Если студент обучался в профильном вузе пару лет, то он может пропустить курс Foundation, опять же чисто теоретически, потому что нам нужно смотреть на его портфолио, насколько оно адекватно для поступления на программу бакалавриата, так как требования высокие. Плюс английский язык. Это независимое требование, без соблюдения которого мы не сможем взять студента ни на какую программу. При переводе к нам из другого вуза мы принимаем решение по двум параметрам: английский язык и портфолио.   

Если после БВШД студент переводится в западный вуз, это гораздо проще, а если он хочет в Хартфордшир, то ему вообще ничего не нужно делать, просто заявить о желании и хоть каждый год несколько раз переезжать.   

– Во многих российских вузах существует категория так называемых бюджетников, когда часть студентов обучается бесплатно, за счет бюджетных средств. Есть ли такое в БВШД?

 
– Поскольку у нас нет бюджетных средств, у нас нет и бюджетников. БВШД не является государственным учебным заведением, поэтому нам не выделяются бюджетные средства. У нас нет программ высшего российского образования.

– Помимо высшего образования БВШД предлагает учебные программы для дополнительной подготовки. Насколько дополнительное образование эффективно и является ли основанием для приема на работу?
 
– Российские программы дополнительного образования, безусловно, отличаются от программ британского образования.  Но при этом нельзя сказать, что они лучше или хуже. Они немного другие: отталкиваются от специфики российского рынка, преподаются на русском языке, предназначены для взрослых людей, которые часто совмещают работу с учебой. Некоторые программы рассчитаны на уже практикующих специалистов, которые пришли повышать квалификацию в своей области. Это один тип программ. Другой тип предназначен для тех, кто хочет получить новую профессию с нуля.    

Образование не является основанием для приема на работу. Это повод для того, чтобы с соискателем поговорить об этой работе. Основанием для приема на работу служат конкретные достижения соискателя. Диплом какого-то уважаемого заведения является для нанимателя неким маячком, что с этим соискателем стоит встретиться и поговорить.  

– Ведете ли вы статистику, сколько ваших студентов смогли реализовать свои творческие навыки и устроиться на работу после полученных знаний? Какой процент выпускников работает за границей?
 
– В среднем, по субъективным ощущениям, порядка 30 – 40% остается в Великобритании или за рубежом. Это из выпускников британского образования.  

– Ваши профессиональные планы? В каком направлении хотелось бы развивать БВШД?

- Мы динамично развиваемся. Нам интересны и другие области творческих индустрий: компьютерная графика, кино, архитектура, музыка. С 2009 года успешно работает Школа компьютерной графики Scream school, с октября стартует первый учебный год в Московской архитектурной школе МАРШ и Московской школе кино.  


Сайт Британской Высшей Школы Дизайна: www.britishdesign.ru

Также читайте: Fashion-образование: британский дизайн для московских студентов


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.