Карин Ройтфельд: икона стиля

Время публикации: 31 Мая 2012
Автор: Ирина Кузьмичева
Источник: FashionTime.ru
Биография экс-главного редактора французского Vogue Карин Ройтфельд словно создана для экранизации. Она демонстрирует, «что такое хорошо и что такое плохо» нагляднее, чем стихотворение Маяковского. С того момента, как Ройтфельд попала в фэшн-индустрию, она только и делала, что нарушала уже существующие правила, придумывая взамен новые.


До Vogue

Карин Ройтфельд (Carine Roitfeld) появилась на свет 57 лет назад в престижном 16-м округе Парижа. Ее отец Жак Ройтфельд (Jacques Roitfeld) родился на Украине, после революции работал в Берлине, затем переехал в столицу Франции, стал кинопродюсером (работал с Бриджит Бардо (Brigitte Bardot)) и познакомился с типичной француженкой, будущей матерью Карин. Несмотря на то, что отец был для нее сравни божеству, а мать казалась приземленной, именно она наряжала дочь в дизайнерскую одежду и познакомила с модными журналами. Причем до того, как научила читать.

Впрочем, чтобы понять красоту моделей с глянцевых страниц, читать было необязательно. Поэтому когда фотограф замечает 16-летнюю девушку в шелковой косынке и обтягивающем трикотажном мини-платье, он приглашает Карин поработать моделью. Та, не раздумывая, соглашается. Однако топ-модели из нее не вышло. Другие на месте Карин с горя накинулись бы на профитроли. Но девушка прислушивается к собственному совету: «Отдайте свое будущее в хорошие руки – ваши собственные» и решает встать по другую сторону фотокамеры, а именно переквалифицироваться в стилиста. 70-е для будущей иконы стиля стали временем плотного сотрудничества с французским Elle. Сначала она пишет туда изредка, потом становится постоянным колумнистом, публикуя советы по стилю. И в итоге ее принимают на работу внештатным стилистом.

В 1981 году у Карин и ее гражданского мужа Кристиана Рестуана (Christian Restoin) рождается дочь Джулия. Спустя три года на свет появляется сын Владимир. На несколько лет она оставляет мир моды ради другой профессии, матери и домохозяйки. Но долго стирать пеленки и готовить луковый суп Карин не пришлось. Как водится, помог случай. Пятилетнюю Джулию для Vogue Bambini снимал Марио Тестино (Mario Testino). На съемках Карин знакомится с еще не известным фотографом. С тех пор и по сей день они работают в тандеме.

С 1986 по 1995 год Ройтфельд и Тестино снимают рекламные имиджи для Gucci, Missoni, Versace, Yves Saint Laurent и Calvin Klein. Их съемка для Glamour привлекла внимание Тома Форда (Tom Ford). Вот какой запомнил юную Карин креативный директор Gucci: «На Карин были серые легинсы из лайкры Track & Field  и короткий топ. На ногах – босоножки с расстегнутыми ремешками, на которые она все время наступала. Это была любовь с первого взгляда. После этого я даже сделал показ с моделями в расстегнутых босоножках».

Том предлагает дуэту контракт. Сначала Ройтфельд отказывается, поскольку стиль итальянского модного дома не привлекает ее. Но еще не родился на свет человек, который устоял бы под натиском харизмы Форда. Так в 1995 году мир был шокирован рекламой Gucci. А троица, состоящая из француженки, перуанца и американца, стала основоположницей откровенной сексуальности в моде, эротического шика. Карин надолго стала музой Тома.


Vogue

Легендарное сотрудничество Ройтфельд с Vogue началось, как ни странно, не с французского и даже не с американского журнала. В 1998 году Карин и Марио сняли Кейт Мосс (Kate Moss) и Амбер Валлету (Amber Valletta) на фоне Кремля для обложки первого номера русского Vogue. Так Россия познакомилась с библией моды, а Vogue – со своим будущим главным редактором.

Карин заслужила доверие, и ее приняли на должность внештатного редактора моды в Vogue. Параллельно она курирует мужскую линию в Yves Saint Laurent и открывает начинающего дизайнера Эди Слимана (Hedi Slimane). 2001 год стал для Ройтфельд триумфальным. Своими фотосессиями на грани фола она обратила на себя внимание главы издательского дома Conde Nast, который предложил ей стать главным редактором Vogue Paris. От таких предложений не отказываются.

Разумеется, новоиспеченный главред тут же попал в объективы папарацци и блогеров, ее окрестили «иконой стиля». В отличие от многих других, Карин Ройтфельд заслужила это звание на все сто. Ее стиль очень французский. Да что там, ведь именно она создала образ современной француженки, одновременно буржуазный и эксцентричный: в расстегнутой на несколько пуговиц белой блузке, узкой (часто кожаной) юбке, на супервысоких каблуках. Она сочетает маскулинное (мужские сорочки и смокинг) с женственным (юбки-карандаши, струящиеся платья, кружево) в идеально выверенных пропорциях.

Каждым своим выходом Карин опровергает свои же слова о том, что «красота может быть довольно скучной». Она обладает врожденной способностью смешивать street style и классику, ловко избегая карикатурных штампов. Пожалуй, кроме нее, никто не осмелился бы надеть треники с леопардовым пальто и каблуками. Или суметь не выглядеть Эльвирой, повелительницей тьмы в черном замшевом платье с рваным шлейфом и ботфортах на шнуровке. В пику «зеленым» веяниям она носит песца и лисицу, а потом, противореча самой себе, надевает шубу из искусственного меха. И не любит сумки, даже если это Chanel или Louis Vuitton, предпочитая носить оба своих BlackBerry в руках.

Заняв новую должность, Ройтфельд не изменила себе. Она продолжила снимать фотоистории с сексуальным подтекстом и представлять миру «многообещающих выскочек»: помимо Слимана, своим успехом ей во многом обязаны Николя Гескьер (Nicolas Ghesquiere) и Фиби Фило (Phoebe Philo).

Пока злопыхатели критиковали ее за смелость взглядов, рекламный оборот журнала увеличился на 60%. За последние 20 лет такого не удавалось никому. Поэтому вскоре руководство доверило Ройтфельд еще и Vogue Homme International.

Карин простили бородатого афроамериканского трансвестита Андре Джея (Andre J) в женском плаще и ботильонах на обложке возглавляемого ею СМИ. Ее не освистали после фотосессии против организации по защите прав животных PETA, в которой Ракель Циммерман (Rachel Zimmerman) в меховом жилете показывает средний палец плакату с надписью «Fur is Dead».«В кадре мы можем курить или обнажать грудь. У нас есть свобода, которой нет в Америке», – говорит Карин, и ей все сходит с рук. До определенного момента.


В 2010 году в декабрьском выпуске была опубликована фэшн-съемка с участием семилетних девочек. Стилистом съемки стал Том Форд, так что, будьте уверены, это был не Vogue Kids. И вот что получилось. Три девочки, одетые и накрашенные как взрослые женщины, принимают позы роковых соблазнительниц. После выхода номера глава LVMH Бернар Арно (Bernard Arnault) пригрозил редакции Vogue, что перестанет размещать в журнале рекламу, если не будут приняты меры. Наказание последовало незамедлительно. Ройтфельд уволили.

Согласно официальной версии, «Карин решила сосредоточиться на семье и других проектах». В любом случае, мартовский номер Vogue прошлого года стал для нее последним. По этому поводу злорадствовал анонимный источник: «Карин никогда не должна была стать главным редактором.  Она всего лишь стилист, а не политик или журналист».

В связи с этим дизайнер, художник и автор блога Humorchic Александро Паломбо (Alexsandro Palombo), известный своими карикатурами на фэшн-персон, разразился целой серией рисунков с Ройтфельд в главной роли. На иллюстрациях Карин то затыкает рот ребенку, то держит в руках Vogue с надписью «Идеальный подарок для педофила», то Бернар Арно шлепает ее, наконец, Карл Лагерфельд (Karl Lagerfeld) приносит голову соперницы Анне Винтур (Anna Wintour).


После Vogue

После отставки экс-главный редактор не сидит сложа руки. Она стала приглашенным редактором V Magazine и сняла рекламные кампании Chanel и Jean Paul Gaiultier. Консультировала универмаги Barneys и сама снялась для их рекламы вместе с Дашей Жуковой,  Наоми Кэмпбелл (Naomi Campbell), Наташей Поли и своими детьми. В компании с Лагерфельдом выпустила книгу «The Little Black Jacket» о твидовом жакете Chanel и автобиографию «Irreverent», которую лично представила в Москве на Volvo-Неделе Моды.
Наконец, весной подтвердилась информация о том, что Карин Ройтфельд запускает собственный журнал. CR Fashion Book (CR – инициалы основательницы) будет выходить два раза в год, начиная с сентября. Многие расценили этот поступок как месть бывшим работодателям. Однако Карин движут иные мотивы: «Vogue – очень красивый журнал. Соревноваться с ним бессмысленно. Но можно сделать что-то новое, что-то другое».

И это еще не все. Карин создала коллекцию макияжа для MAC, которая также выйдет осенью. Она сама выбрала оттенки и придумала им названия, разработала дизайн упаковки. В коллекции будет представлено 20 средств, в основном для глаз. Неудивительно, ведь темный карандаш для век и густые четкие брови – «фишка» Ройтфельд наравне с бледно-розовыми губами и прямыми волосами длиной чуть ниже плеч, разделенными на прямой пробор (несколько лет они были золотистыми, но сейчас Карин вновь брюнетка). На рекламном имидже модель – сама Карин – накрашена при помощи трафарета для глаз Good Luck Star. Хотя на снимке она выглядит юной девушкой, на крупных планах без «Фотошопа» у Карин заметны глубокие «гусиные лапки», притом что в свои 57 лет икона стиля и не думает о ботоксе. «Возраст имеет значение, только если вы сыр. Я не хочу разглаживать морщины. Так я стану похожа на всех остальных».

На днях в Каннах прошел благотворительный гала-вечер Cinema Against AIDS, на котором Карин Ройтфельд организовала модный показ. Она представила свое видение идеального черного гардероба (главного цвета всех фэшн-редакторов) с помощью одежды и аксессуаров Dior, Chanel, Louis Vuitton, Balenciaga, Givenchy, Emilio Pucci, Fendi, Roberto Cavalli, Christopher Kane, Alexander Wang. После шоу все вещи были проданы с аукциона единым лотом прежде, чем Джесси Джей (Jessie J) спела две песни. Виновница торжества блистала в длинном черном платье Givenchy Couture.

Впрочем, Карин не верит в бренды и логотипы. «Лейблы для одежды. Лейблы не для людей», – считает она и нарушает дресс-код, надевая белое платье Dolce & Gabbana на показ круизной коллекции Chanel. Вообще же муза дизайнеров предпочитает «выгуливать» наряды своих друзей, причем вовсе не обязательно это будут вещи из коллекций последнего сезона. Она часто носит Hermes времен Жан-Поля Готье (Jean Paul Gaultier).Но чаще всего ее можно заметить в творениях Лагерфельда, Армани или Тиши, которые подчеркивают (а порой и выставляют напоказ) достоинства ее изящной фигуры. Кстати, поддерживать форму главному стилисту мира помогают уроки балета.

Несмотря на ее имя и статус, не все дизайнеры рады знакомству с Ройтфельд. Зимой 2010 года вокруг нее разгорелся очередной скандал. По слухам, Карин отправила Max Mara фотографии незаконченной коллекции Balenciaga, в связи с чем испанский дом объявил бойкот французскому Vogue: не ставил рекламу и не давал вещи для съемок. В другой раз модная общественность Парижа осудила ее за вручение премии ANDAM Fashion Award в размере 220 тысяч евро турецкому дизайнеру Hakaan, подозревая Карин и никому не известного дизайнера в финансовой сделке.

И все же друзей у Ройтфельд больше, чем врагов. Убедиться в этом можно будет, когда состоится премьера документального фильма Фабьена Констана (Fabien Constant). В картине «Mademoiselle C» запечатлен процесс работы над дебютным номером CR Fashion Book, а также интервью с Фордом, Лагерфельдом и Донателлой Версаче (Donatella Versace), которые будут отвешивать комплименты своей подруге.

А пока Карин Ройтфельд продолжает служить музой арт-директору Givenchy Риккардо Тиши (Riccardo Tisci), провоцировать модную общественность и примерять на себя новую роль: 17 мая Джулия родила дочь Роми. Помня о своих русских корнях, Карин уже называет себя «babuschka». Пожалуй, она – одна из самых стильных бабушек на планете.


Карин Ройтфельд: фотогалерея


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.