Одри Тоту: Амели до Коко

Время публикации: 30 Октября 2009
Автор: Сергей Степанов
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Тоту
Одри Жюстин Тоту (Audrey Justine Tautou) родилась 9 августа не то 1976, не то 1978 года (мнения авторитетных источников расходятся) в городке Бомон к югу от Парижа. Одри – старшая из четырех детей папы-дантиста и мамы-учительницы – играла на фортепиано, учила литературу в Парижском университете и не подавала ни малейших признаков подросткового бунта. И даже когда в 1995-м, выпросив у родителей деньги на 15-дневные курсы актерского мастерства в знаменитой театральной школе Cours Florent, девушка сообщила им, что хочет бросить учебу и пойти в актрисы, все обошлось без конфликтов – мудрые мсье и мадам Тоту, посовещавшись, благословили дочь на драматические свершения.

Таковые не заставили себя ждать: уже в 98-м Одри выиграла пару национальных конкурсов типа “Алло, мы ищем таланты” и заинтересовала Тони Маршалл (Tonie Marshall), давшую ей одну из главных ролей в своем новом фильме “Салон красоты “Венера”. “Она пришла, она залилась румянцем, она покраснела, – рассказывает режиссер, – и буквально за пять минут она позволила мне увидеть сердце ее персонажа – девушки, которая хочет стать леди, будущей женщины”. “Я была так уверена в том, что меня не выберут, – вспоминает уже Тоту, – что сначала сказала ей: вы, наверное, ошиблись номером”.   

“Салон красоты “Венера” был награжден четырьмя премиями “Сезар”, и один из “французских “Оскаров” – в номинации “Самая многообещающая актриса” – достался именно дебютантке Тоту. За этой ролью и этим призом последовали другие, менее заметные – однако решающее вращение карьере Одри придал один прекрасный день, когда небезуспешный французский режиссер Жан-Пьер Жене (“Деликатесы”, четвертый “Чужой”) увидел уличную афишу “Салона красоты “Венера” и предположил, что именно девушка с плаката в состоянии избавить его от головной боли.

Роль Амели Пулен в новом фильме Жене предназначалась Эмили Уотсон (Emily Watson) – в ранней версии сценария отец героини жил в Лондоне. Но англичанка была занята на съемках “Госфорд-парка”, так что сценарий пришлось переписывать, а актрис искать во Франции. К счастью, поиски оказались недолгими: Тоту очаровала режиссера с первого взгляда – как пленит она впоследствии всю Францию, всю Европу, всю Россию и весь соскучившийся по новаторским романтическим комедиям киномир.

Успех “Амели” был колоссальным: при бюджете в 11 миллионов евро картина собрала в мировом прокате без малого двести, воскресила правдивый миф о Париже – лучшем городе на Земле, превратила скромное кафе на задворках Монмартра в место паломничества туристов, заработала пять номинаций на “Оскар”. Наконец, существенно обновила статус как минимум четырех соучастников съемочного процесса – Жана-Пьера Жене (Jean-Pierre Jeunet), оператора Брюно Дельбоннеля (Brubo Delbonnel), композитора Яна Тирсена (Yann Tiersen) и, разумеется, исполнительницы заглавной роли.

На актрису посыпались новые сценарии, запросы об интервью и лестные для любой женщины сравнения с Одри Хепберн (Audrey Hepburn). Тут же появилась легенда, что именно в ее честь Тоту когда-то назвали родители, и многочисленные версии о происхождении ее, Одри-младшей, красоты. “Все думают, что у меня есть какие-то этнические корни, – комментировала домыслы прессы актриса, – что во мне течет африканская, азиатская, итальянская или испанская кровь. Спешу вас разочаровать: насколько мне известно, я стопроцентная француженка”.

Снявшись у англичанина Фрирза в “Грязных прелестях” и в нескольких французских картинах, Одри с удовольствием повторила опыт сотрудничества с Жене – “Долгая помолвка” была менее карамельной и не такой успешной, но все же довольно сильной мелодрамой, принесшей Тоту вторую после “Амели” сезаровскую номинацию “Лучшая актриса”. Не прошло и нескольких месяцев, как ради Одри (и голливудских бюджетов) уже распахивали двери ночного Лувра – получив роль в многомиллионной экранизации “Кода да Винчи” Дэна Брауна, она обставила целое трио первоначальных фавориток режиссера Рона Ховарда (Ron Howard), своих именитых соотечественниц Жюльетт Бинош, Софи Марсо и Жюли Дельпи.
 
“Мне показалось, что слетать в Лос-Анджелес хотя бы на 12 часов и одну пробу вместе с Томом Хэнксом – уже бесценный опыт, – признается Тоту. – Я взяла с собой камеру и попросила у Тома с Роном разрешения с ними сфотографироваться – чтобы мои сестры мне поверили”. “Код да Винчи”, прямо скажем, не открыл миру новых граней актерского дара Одри Тоту, зато заработал 750 миллионов долларов и дал актрисе шанс закрепиться в Голливуде – шанс, которым она без сожаления пренебрегла. “Я не против того, чтобы сняться в другом американском фильме, но в какой-нибудь “Фигне Бла-бла, часть 3” вы меня точно не увидите, – обещает Одри. – Я французская актриса, мой дом и моя карьера – здесь, и в Лос-Анджелес я не перееду никогда”.

Очередным доказательством тесной связи Тоту с французской культурой (актриса обожает прозу Гюго и поэзию Бодлера, музыку Шопена и картины Делакруа) стала ее следующая значительная роль – выдающейся кутюрье, иконы стиля и, возможно, главного французского экспорта XX века Коко Шанель (Coco Chanel) в байопике “Коко до Шанель” Анн Фонтен (Anne Fontaine). Старания Одри имеют хорошие шансы принести ей очередной ворох призов, а при определенном раскладе – и номинацию на “Оскар”, так что достойные предложения от голливудских продюсеров актрису наверняка настигнут.

Если уж на то пошло, в прошлом году Тоту сменила саму Николь Кидман (Nicole Kidman) на почетном посту лица Chanel No. 5 – рекламный ролик, выпущенный по случаю премьеры “Коко до Шанель”, снял ее старый компаньон Жан-Пьер Жене. О более близких партнерах Одри известно немногое. “Когда дело касается моей личной жизни, я – могила, – заявляет Тоту. – От меня вы на эту тему не дождетесь ни крупицы, ни пылинки”. Не секрет, однако, что в прошлом же году Одри рассталась с самым известных из своих бойфрендов, французским рок-музыкантом по прозвищу -M-. 

Пару лет назад Одри Тоту заняла заслуженное место в сотне самых сексуальных кинозвезд всех времен по версии журнала Empire. Получая не меньше миллиона евро за каждую свою роль, она – одна из самых высокооплачиваемых актрис Франции. И если на сравнения с Одри Хепберн в последнее время активно напрашивается юная Кэри Маллиген (Carey Mulligan), то Амели в Тоту, похоже, по-прежнему жива: заканчивая очередное интервью, француженка всегда фотографирует задававшего ей вопросы журналиста – и приклеивает новое фото в специальный альбом.


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.