Мики Рурк: америкэн бой

Время публикации: 29 Мая 2009
Автор: Сергей Степанов

Филипп Андре Рурк-младший родился 16 сентября 1952 года в городе Скенектади, штат Нью-Йорк. Его отец-бодибилдер оставил семью, когда мальчику было шесть, предварительно успев наградить его прозвищем Мики (в честь любимого бейсболиста). Во Флориде, куда его семья переехала после второго замужества матери, юный Рурк и сам заинтересовался спортом, начав с курсов самозащиты - отчим его частенько поколачивал. Первые уроки бокса Мики брал в знаменитом спортзале Майами-Бич – том самом, где начиналась карьера Мохаммеда Али. Однако последовать по его стопам у Рурка не вышло – заработав пару сотрясений мозга и вняв рекомендациям врачей, 19-летний Мики взял оказавшийся судьбоносным тайм-аут.
 
К концу 70-х Мики Рурк (Mickey Rourke), впервые попробовавший себя в роли актера в поставленной приятелем пьесе, дебютировал в Голливуде – в эпизодической роли, зато сразу у Спилберга (в комедии “1941”). Не прошло и пары лет, как Мики завоевал репутацию “нового Брандо” и внимание режиссеров ранга Копполы, Чимино и Казана (последний как-то признался, что ничего мощнее кинопроб молодого Рурка он не видел лет тридцать). “С самого начала я действовал всем на нервы, - рассказывает Мики четверть века спустя. – Когда я снимался в “Жаре тела”, мне собирались платить по тысяче долларов за съемочный день, но я уперся и сказал, что хочу полторы. Не то чтобы мне были нужны эти деньги, и, если уж на то пошло, я тогда работал вышибалой в баре для трансвеститов и не имел особых оснований выдвигать какие-то требования. Но я стоял на своем. Я не мог иначе! И сейчас не могу”.

“Жар тела” стал для Рурка прорывом, и уже к середине 80-х во всем Голливуде не было актера ярче, перспективнее и - стараниями невероятно популярной в Советском Союзе эротической драмы “9 ½ недель” - сексуальнее. Вслед за хрупкими женскими сердцами разбил Мики и железную репутацию Роберта Де Ниро. “Я не встречал никого, кто не терялся бы в присутствии Бобби, - вспоминает Алан Паркер, отдавший двум звездам главные роли в “Сердце ангела”. – Но Мики и глазом не моргнул, тут же приняв вызов. Мне кажется, он никогда никого не боялся”. Роли частного детектива в “Сердце ангела” и писателя-алкоголика в “Пьяни” сделали Рурка еще более востребованным, но самому актеру удовлетворения не принесли. “Мне всегда хотелось добиться чего-то особенного, - полушутя заявлял Мики. – Ограбить банк, например”.

То, что началось чуть позже, в конце 80-х, и продолжалось до самого миллениума, было, есть и будет нагляднейшим из пособий на тему “как уничтожить блестящую карьеру”. Мики снялся в документальной драме “Франциск”, после чего заявил, что часть гонорара за фильм он пожертвовал на нужды бойцов IRA, – скандал. Мики снялся в никчемном экшне “Харлей Дэвидсон и Ковбой Мальборо”, составив пару с Доном Джонсоном, – провал. Мики снялся в проходившей по разряду софт-порно мелодраме “Дикая орхидея”, заработав за нее номинацию на “Золотую малину”, – позор. В то же самое время Мики решительно отказывался от ролей в “Неприкасаемых”, “Молчании ягнят”, “Взводе” и “Человеке дождя” – ну не глупость ли? “В девяностых я не играл, - резюмирует Рурк. – А сидел на скамейке запасных”. Спортивная аналогия тут очень кстати - устав от актерских неудач, Мики вернулся в бокс.  

Результаты Рурка-боксера были вполне приличными – за три с половиной года он не проиграл ни разу, выиграв в девяти боях и завершив вничью еще два. Однако его лавры секс-символа ринг разрушил раз и навсегда: получив несколько травм, включая перелом носа и смещение скулы, Мики был вынужден прибегнуть к услугам пластических хирургов, один из которых превратил его лицо в “месиво”. Актерская карьера Рурка имела все шансы возобновиться на высокой ноте, однако от роли боксера Бутча в “Криминальном чтиве”, доставшейся в результате Брюсу Уиллису, Мики отказался (Тарантино с Рурком вообще не везет: дюжину лет спустя актер не примет и приглашение сыграть Каскадера Майка в “Доказательстве смерти” – тут его ошибку исправил уже Курт Расселл). На второстепенную роль в “Тонкой красной линии” Терренса Малика Мики согласился, но ее в последний момент вырезали при монтаже. Позорная для экс-звезды декада завершилась съемками в клипе Энрике Иглесиаса.

“Знаете, гораздо неприятнее быть “бывшим”, чем вообще не нюхать славы, - справедливо замечает Рурк. – С таким дерьмом не так-то просто смириться”. Первые попытки восстановить былое реноме актер предпринял в начале двухтысячных, снявшись у Тони Скотта (“Гнев”) и Роберта Родригеса (“Однажды в Мексике”). Роли были второстепенными, но режиссеров, по-видимому, впечатлили: еще через пару лет Мики внес куда более существенный вклад в “Домино” и “Город грехов” (три из четырех упомянутых выше фильмов возглавляют список самых кассовых лент в карьере Рурка).  

Но, разумеется, главным эпизодом этого камбэка стал “Рестлер” – во многом автобиографическая и, в общем, блестящая картина, напомнившая миру о том, какого классного актера он чуть было не потерял. “Честно говоря, я не уверен, что Мики смог бы сыграть в этом фильме так здорово, быть таким настоящим, сложись его жизнь иначе, – признается режиссер “Рестлера” Даррен Аронофски. – Иногда мне самому было больно смотреть на съемочную площадку”. В самом деле, о личном опыте Мики в “Рестлере” напоминает все – вплоть до зажившего отдельной жизнью диалога о том, что “девяностые сосут”. “Одной из причин, по которой я в свое время покинул профессию, было отсутствие мотивации, - рассказывает Рурк. – А вот “Рестлер” оказался серьезнейшим вызовом, причем мой боксерский опыт сделал все в разы сложнее. Я должен был переучиваться буквально всему, бороться со своими инстинктами каждую секунду”.  

Сыграв самую откровенную, самую эмоциональную и, пожалуй, лучшую роль в своей карьере, Рурк стал одним из фаворитов оскаровской гонки, а его речи по случаю промежуточных побед (Мики достались, в числе прочего, “Золотой глобус” и премия BAFTA) явились едва ли не главным украшением в целом скучного призового сезона.



“Оскары” раздают представители киноиндустрии, а я умудрился взбесить их всех, - объясняет Мики исход спора за самую престижную актерскую награду, обладателем которой стал Шон Пенн. – Я имел глупость заявить, что актер – недостойная настоящего мужика профессия. Я угрожал продюсерам, орал на режиссеров, забывал имя собственного агента. Я сжег мосты, а у многих людей не такая короткая память, как у меня”.
 
Куда сильнее, чем это свое поражение, Мики переживал утрату любимого пса Локи, умершего незадолго до оскаровской церемонии в возрасте 18 лет. Это Локи и другие питомцы Рурка (известного любителя собак мелких пород) дополнили веру и психотерапевта в ряду спасителей карьеры Мики – так, во всяком случае, полагает сам актер. Женщин он любит не меньше, но в дом свой их пускает неохотно и ненадолго. Рурк дважды разведен, поддерживая дружеские отношения с первой экс-женой Деброй Фойер и называя “любовью своей жизни” вторую, Карре Отис (их постельная сцена в “Дикой орхидее” вызвала в свое время порядочный шум – ходили слухи, что сексом будущие супруги занимались перед камерой взаправду).  

В ближайших планах Рурка – роль русского злодея Ивана в сиквеле “Железного человека” (прилетев в Москву по случаю российской премьеры “Рестлера”, актер первым делом попросил организовать ему экскурсию в Бутырку) и съемки в “Невозмутимых” Сталлоне (где, наряду с режиссером, будут задействованы Джейсон Стэйтем, Джет Ли, Дольф Лундгрен и действующий губернатор Калифорнии), а также еще полдюжины новых фильмов. Но не надо думать, что Мики куда-то торопится. “Если и есть такой урок, который я усвоил, - признается актер, – то он таков: жизнь – это не спринт. Это марафон”.

 



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.