Чхан-Вук Пак: Симпатия к господину Режиссеру

Время публикации: 15 Февраля 2007
Автор: Агент Купер

Корейский режиссер Чхан-Вук Пак (Chan-wook Park) пришел в Россию вместе с модой на все восточное: где-то между суши и Мураками, но это нисколько не умаляет достоинств его фильмов. Они по-настоящему красивы и одновременно жестоки. Едва ли не каждый кадр, каждая деталь производят сильнейшие и самые разнообразные впечатления – шокируют и удивляют, наполняют эмоциями и тут же опустошают - именно этим Пак и берет зрителей. А между тем путь режиссера на большие экраны был долог и тернист. Продюсеры не верили в успешность его проектов, критика высмеивала смелые новаторские решения, а разъяренные корейские зрители даже грозились зарезать ненавистного режиссера.

Он родился 23 августа 1963 года в Сеуле. Интерес к кинематографу появился во время учебы на философском факультете Соганского университета, где вместе с однокурсниками-единомышленниками молодой Чхан-Вук Пак организовал клуб под грозным названием «Банда кинолюбителей» (Club Movie Gang). Подростки смотрели и обсуждали старые и новые кинофильмы, а также задумывали свои собственные шедевры. Ситуация в корейском кинематографе была плачевная, а потому воспитывался Чхан-Вук Пак исключительно на зарубежных картинах – в списке его любимых режиссеров и по сей день значатся Аки Каурисмяки, Ингмар Бергман, Роберт Олдридж, Андрей Тарковский и Альфред Хичкок. Кстати, именно хичкоковское «Головокружение» подвигло Пака на то, чтобы стать режиссером. Там же, в клубе, он познакомился со своей женой, которая впоследствии стала его хорошим советником, к замечаниям которой режиссер всегда прислушивается при создании своих лент.

Но перед тем как ступить на съемочную площадку в качестве режиссера, несколько лет Чхан-Вук Пак проработал на более мелких должностях – занимался переводами иностранных картин, был кинопромоутером, писал статьи о кино, ассистировал во время съемок другим режиссерам, и 4 года спустя понял – у него наконец-то появились деньги для создания собственной ленты и медлить просто нельзя. Его дебютная работа – мрачный гангстерский триллер «Луна – мечта солнца» (1992) - рассказывала историю двух братьев: один работал фотографом, а второй был бандитом. Фильм был мрачен и депрессивен, режиссер показывал современную корейскую действительность как мир, погрязший в насилии и разврате. Возможно, именно поэтому картина с треском провалилась в прокате, и на очень долгий период режиссер бросил идею снимать кино.

В течение пяти лет Чхан-Вук Пак занимался кинокритикой, делал обзоры на радио и телевидении, но в 1997 году не удержался и представил на суд зрителей свой новый фильм – криминальную комедию «Трио» (Saminjo), повествующую о незадачливой троице маргиналов-неудачников, скрывающихся и от правосудия, и от гангстеров. Этот фильм вызвал больше интереса, чем предыдущий, но снова не окупил затраты на производство, и продюсеры еще целых два года отказывали Паку в финансировании новых проектов.

Парень уже начал сомневаться – стоит ли ему вообще заниматься режиссурой или же до конца жизни критиковать чужие творческие потуги, когда вдруг удача сама пришла в дом. Компания «Мюн-фильм», купившая права на экранизацию популярного в Корее романа «DMZ», предложила режиссеру сделать экранизацию. Это был напряженный политический триллер, в котором одно и то же событие рассматривалось с разных точек зрения. Успех был ошеломляющим – 3 миллиона зрителей и умопомрачительные кассовые сборы. Картина «Объединенная зона безопасности» (Joint Security Area) возвела Чхан-Вук Пака в ранг самых популярных режиссеров Кореи, получив почти все премии корейской кинематографии, включая «Голубой дракон» «за лучший фильм» и «за лучшую режиссерскую работу».

Наконец-то Пак мог снимать то, о чем он давно мечтал – парень уже давно вынашивал идею так называемой «Трилогии о Мести», и первый фильм из этой серии вышел в 2002 году – он назывался «Сочувствие господину Месть» (Sympathy for Mr. Vengeance, 2002). Это был мрачный и яростный триллер, рассказывающий о неудачном похищении, которое повлекло за собой тяжелые и печальные последствия. Здесь автор проявил свой фирменный стиль во всей красе – экстремальные съемки, экспрессивная манера повествования, жестокость, перемешанная с беспредельным визуальным пиршеством.

Удивительно, но на родине эту картину приняли крайне неприветливо. Многие упрекали Чхан-Вук Пака в том, что лента совсем не похожа на «Объединенную зону безопасности», и в его адрес даже поступали угрозы физической расправы, к счастью, так и оставшиеся словесными угрозами. А вот на зарубежных фестивалях «Господин Месть» получал исключительно положительные отзывы и даже был удостоен нескольких наград, что позволило режиссеру взяться за вторую часть трилогии Мести - «Олдбой» (Oldboy, 2003).

Картина была снята по мотивам одноименной манги Цутии Гароны и Минегиси Нобуаки и рассказывала о мужчине, попавшем в анонимное заточение на целых 15 лет, а затем вышедшем на свободу и отчаянно ищущем человека, который его туда заточил. Фильм произвел фурор в Каннах 2004, где получил гран-при от членов жюри, а председатель фестиваля Квентин Тарантино еще долго расхваливал «Олдбоя» во всех интервью, называя его лучшим фильмом года. В итоге даже те корейские зрители, которые оплевали Пака после предыдущей ленты, теперь просили у автора автографы и восхищались его новой работой.

Финальная часть трилогии не заставила себя ждать. В 2005 году Чхан-Вук Пак снял «Сочувствие госпоже Месть» (Sympathy for Lady Vengeance), мрачную драму, которая рассказывала о женщине, попавшей в тюрьму на 13 лет по ложному обвинению, а затем мстящей своим обидчикам. Фильм был встречен более прохладно, чем «Олдбой», однако получил 3 награды на нескольких престижных мировых кинофестивалях, включая Малого золотого льва в Венеции.

Ну а в 2006 году режиссер решил попробовать себя в новом жанре – романтической комедии «Я Киборг, но все О’кей» (I'm a Cyborg, But That's OK), рассказывающей о пациентах психиатрической лечебницы и удивительных мирах, в которых они живут. Фильм еще не вышел в прокат, но на проходящем сейчас Берлинском фестивале уже получил номинацию на главный приз – Золотого медведя. Однако на этом эксперименты Чхан-Вук Пака не заканчиваются, после массы триллеров и романтической комедии он собирается попробовать себя в модном жанре хоррора – его рабочий график на 2007 год включает в себя съемки вампирского ужастика «Живое Зло» (Evil Live), и мы надеемся, что на этом страсть талантливого режиссера к новаторству и неожиданным творческим ходам не иссякнет.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.