Квентин Тарантино: талант из местного видеопроката

Время публикации: 1 Ноября 2006
Автор: Агент Купер

Культовый режиссер Квентин Тарантино заслуженно считается самым большим киноманьяком Голливуда. Редкий человек в этом мире любит кино больше, чем он. Любой девушке, с которой у юного Тарантино завязывались более или менее серьезные отношения, он показывал одну из своих любимых картин «Рио Браво», и если фильм ей не нравился, встречи с недостойной избранницей вскоре прекращались. Сейчас имя Квентина Тарантино стало нарицательным - появилась целая плеяда последователей, снимающих кино «по-тарантиновски», а сам режиссер стал символом успеха. Всего за несколько лет обычный работник видеопроката превратился в великого кинорежиссера, чьи фильмы стоят теперь на главных полках всех видеопрокатов мира. Его имя знают даже те, кто вообще не разбирается в кинематографе.

Квентин Тарантино родился 27 марта 1963 года в Ноксвилле, штат Теннесси. Когда он появился на свет, его родители были еще студентами - матери было 16, а отцу 21. Его назвали Квинтом, в честь ковбоя, которого сыграл Клинт Иствуд в телесериале «Gunsmoke». Тарантино не нравилось собственное имя, и позже он перекрестил сам себя в Квентина. После окончания школы парень устроился работать в видеопрокат магазина на Манхэттанском пляже в Калифорнии. Там Квентин и его друг Роджер Авари проводили дни напролет, просматривая и обсуждая видеофильмы. Во время этих бесед у будущего режиссера и возникла идея снять свое собственное кино. Его первая любительская картина называлась «День рождения моего лучшего друга» («My Best Friend's Birthday», 1986), сценарий к ней он написал вместе со своим школьным приятелем.

Путь в большое кино для Тарантино был не самым легким и приятным. Его первая работа в Голливуде заключалась в том, что он убирал на площадке после того, как снимавшиеся там собачки справят естественную нужду. Но Квентин не унывал и в 1988 году написал свой второй сценарий «Настоящая любовь» («True Romance») и вместе с Роджером Авари начал искать средства для того, чтобы самостоятельно экранизировать эту историю. Но никто не хотел давать денег неизвестному парню из видеопроката, и Тарантино пришлось продать сценарий, впрочем, за приличную сумму – 50 тысяч долларов. Чуть позже он написал сценарий «Прирожденные убийцы» («Natural Born Killerz») и тоже его продал.

Вырученные деньги Квентин решил потратить на экранизацию своего нового сценария «Бешенные псы» («Reservoir Dogs»). Изначально он хотел снимать фильм на черно-белую пленку, а в главных ролях задействовать своих близких друзей, но ему крупно повезло: через третьих лиц – приятелей своих приятелей – Квентин познакомился с видным актером Харви Кейтелем. Кейтелю сценарий очень понравился. Он не только согласился сниматься бесплатно, но и вложил свои деньги в производство фильма. Премьера ленты произошла на фестивале независимого кино Sundance и была высоко оценена критикой и зрителями.

После успеха «Бешенных псов» Квентин Тарантино был завален предложениями различных студий, причем среди присланных ему сценариев были такие проекты, как «Скорость» и «Люди в черном»(!). Но начинающий режиссер собирался  снимать только свое собственное кино, по собственным сценариям. К тому же он был недоволен тем, как вольно обошелся с его сценарием Оливер Стоун, взявшийся за съемки «Бешенных псов». Раздосадованный Тарантино даже потребовал вычеркнуть свое имя из списка сценаристов, оставив за собой лишь авторство общей идеи фильма.

В 1994 году на Каннском фестивале прошла премьера новой работы Квентина Тарантино «Криминальное Чтиво» («Pulp Fiction»). Эта картина не только получила гран-при Каннского фестиваля и многих других престижных кинопремий, включая семь номинаций на «Оскар», но и, по мнению многих критиков, произвела революцию в кинематографе, стала законодательницей киномоды, нового киноязыка. Фильм, состоящий из трех новелл, рассказывающих о жизни бандитов, наркоманов и сексуальных извращенцев, породил целую толпу последователей. Снимать, как Тарантино, стало модным. Какой-то период времени все независимые авторы делали кино в так называемой «пост-тарантиновской» манере, но сам режиссер не искал выгоды от свалившейся на него популярности.

«Многие недоумевали, - замечает Тарантино, - почему именно в тот момент, на волне успеха, я не стал снимать следующую картину? А я не собираюсь штамповать по фильму в год. Даже не представляю себе, как можно оставаться живым человеком, работая с такой интенсивностью.» После «Криминального чтива» Тарантино написал и срежиссировал одну из четырех новел в фильме «Четыре комнаты» («Four Rooms»), а спустя два года на экраны вышла его новая картина «Джеки Браун» («Jackie Brown»). Лента, стилизованная под криминальные драмы 70-х годов, не пользовалась большим успехом ни у критики, ни у зрителей. Кто-то даже начал язвить, что мастер сдулся.

На какое-то время фамилия Тарантино действительно исчезла с афиш. Но в начале третьего тысячелетия он снова вернулся. Двухсерийная лента «Убить Билла» («Kill Bill»), пропитанная духом кунг-фу боевиков 70-х, была встречена публикой неоднозначно, но ясно было одно – режиссер снова в отличной форме. О нем снова заговорили, а в 2004 году мэтр возглавил жюри Каннского фестиваля. «Самое главное для меня - делать «свое кино», фильмы, которые могут повлиять на ваше мнение и, может быть, изменить вас самих, - говорит Тарантино, - Вместе с тем я вовсе не хочу, чтобы все люди, посмотревшие мои фильмы, разделяли одни и те же взгляды. Гораздо интереснее, чтобы каждый мог отыскать в них то, к чему стремится, что соответствует его пониманию жизни. Я думаю, что богатство нашего мира идет от многообразия наших мыслей».

В данный момент Квентин Тарантино работает над своим «залежавшимся» проектом о Второй мировой войне «Омерзительные ублюдки», но многие считают, что свой главный фильм он уже снял. Имея в виду, естественно, «Криминальное чтиво», картину, которая уже вписала Квентина в историю мирового кинематографа. Может быть, это действительно так. Но кто знает, возможно, он еще удивит нас. Тем более сам Тарантино до сих пор не боится экспериментировать, и, не смотря на то, что уже достиг в жизни многого, не собирается стоять на месте. «Не считайте это хвастовством, но я всего в жизни добился именно потому, что не трусил. Когда я состарюсь и вообще ничего не смогу делать, тогда все сегодняшние страхи покажутся пустяками. Я ведь делаю не однодневки. Если уж снимать кино, то так, чтобы и через сорок лет не скучно было смотреть...»



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.