«Ад»: от калейдоскопа к кругам ада

Время публикации: 31 Октября 2006
Автор: Агент Купер

Польский киноклассик Кшиштоф Кесьлевский (Krzysztof Kieslowski) и его постоянный соавтор Кшиштоф Песевич (Krzysztof Piesiewicz), в свое время создавшие знаменитую трилогию «Три цвета: Синий, Белый, Красный» (Three Colours: Blue, White, Red), в середине девяностых разрабатывали идею новой концептуальной трилогии. По замыслу авторов, она должна была называться «Рай, Ад и Чистилище», а снимать ее должен был какой-нибудь молодой и перспективный режиссер. В 1996 году Кесьлевский умер, но хорошие идеи живут дольше своих создателей. В начале нового тысячелетия «молодой и перспективный» Том Тыквер (Tom Tykwer) экранизировал первую часть трилогии под названием «Рай» (Heaven). Экранизировал достойно, лишний раз подтвердив свое мастерство. Настал черед «Ада». В этот раз режиссерское кресло доверили Данису Тановичу (Danis Tanovic), получившему «Оскара» за военную трагикомедию «Ничья земля» (Nikogarsnja zemlja).

Три сестрицы - Софи, Селин и Анна - с юных лет не общаются друг с другом. Живут в разных мирах, будто они и не сестры вовсе. Но судьбы их на удивление схожи – у всех трех проблемы с мужчинами. Их любовь умирает в тусклых и обыденных декорациях реальной действительности. Анна забеременела от университетского преподавателя, который теперь избегает ее. Селин повсюду преследует таинственный незнакомец, а самой старшей, Софи изменяет муж. Единственная возможность вырваться из этого замкнутого круга – вернуться в прошлое, к той страшной сцене, свидетелями которой стали три сестры в раннем детстве. И кое-кто решил помочь девушкам восстановить родственные связи…

Сравнивать между собой картины «Рай» и «Ад» - дело непростое. Это два разных фильма двух разных авторов - у каждого свой стиль, свой взгляд на кинематограф. И если «Рай» Тыквера вышел более открытым для массового зрителя, то «Ад» Тановича - образец типичного европейского арт-хауса, кино не для всех. Многие вещи до самого конца останутся недосказанными – в противовес простоте «райского» сюжета. Однако это вовсе не означает, что «Ад» выходит за рамки концепции Кесьлевского. Главное действующее лицо и одновременно основной мотив поступков героев – любовь. Но если в первой части трилогии любовь – это волшебство, способное возвысить человека до небес, то во втором фильме любовь – жестокое чувство, заставляющее души сгорать в адском пламени.

С упорством профессионального экзорциста режиссер Данис Танович ищет проявления зла в реальном мире. Он видит круги ада в причудливом калейдоскопе, лестничных пролетах и даже камера иногда делает необычные круговые панорамы, подчеркивая «адскую» концепцию. Картинка в фильме нарочито тусклая, лишенная ярких красок и оттенков. И если «Рай» заражал зрителя оптимизмом и верой в свои силы, то просмотр «Ада» может вогнать в депрессию. Все в рамках концепции. Преисподняя – это место где люди, потеряли связи друг с другом. И если мы не будем хранить свои чувства, то вряд ли кто-то сможет вытащить нас из этого водоворота.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.