Alain Silberstein

Время публикации: 9 Февраля 2007

Если бы Ален Зильберштaйн принадлежал к числу тех, кто безоговорочно придерживается традицион­ных представлений об окружающих нас вещах, он вряд ли сумел бы стать знаменитым. Преуспевающий парижский архитектор и дизайнер интерьеров Ален Зильберштайн проделал необычный путь к своему особенному пониманию Времени. В  детстве он  следил за стрелками настенных дедушкиных часов, ожидая их боя - глубокий звук разносился по комнатам каждые пятнадцать минут, рождая в душе мальчика чувство восторга. Повзрослев, он стал разбираться в технических характеристиках часовых механизмов не хуже специалистов, однако его восхищение часами было чем-то большим, чем просто преклонением перед сноровкой часовщиков и изощренностью конструкторов. Самой важной для Зильберштайна особенностью часов была их способность выполнять поистине сакральную функцию - пропускать время Вечности сквозь фильтр настоящего момента жизни каждого конкретного человека и всего человечества в целом. В конце 80-x годов Ален Зильберштайн, решив круто изменить свою жизнь, неожиданно для всех покидает Париж и обосновывается в Безансоне - признанной французской часовой столице, где полностью отдается своей страсти к часам.

Новое дело Зильберштайн начал в то время, когда только круг швейцарских часовых грандов продолжал отстаивать традиционные механические часы. Новоиспеченный безансонский часовщик Ален Зильберштайн нисколько не раздумывал о том, какие часы он будет создавать - конечно механические! Зильберштайн всерьез задался целью создания даже не часов, а того, что является частью нас самих, наших эмоций. В функциональном искусстве Зильберштайна каждый может обрести свое детство, непосредственность, невинность. Часовщик и архитектор, Ален Зильберштайн способен сделать часы художественным объектом. «Вы же не механизм надеваете па руку, а произведение совре­менного искусства, - говорит он. - Мне нравится превращать часы в пор­тативную скульптуру, которая еще и показывает время». Ради часов Аден Зильберштайн покинул архитектуру, но ничуть об этом не жалеет. Его модели своими геометрическими рисунками, своими фирменными цветами - синий, желтый, красный - заставляют вспомнить о начале XX века, радостной поре модернизма, когда Мондриан,  Малевич, Лисицкий были живыми людьми, а не идолами истории искусства. В новой серии часов Ален Зильберштайн соединил  авангардные  формы  и  цвета с  одним из самых традиционных и трудоемких ремесел - перегородчатой эмалью. «Я взял за основу рисунок, похожий   на   военный  камуфляж, но сделал его художественным камуфляжем. Идея была простой: показать, что при едином базовом рисунке, но с наложением разных цветов, вы получите совершен­но разные модели: одни будут казаться больше или тяжелее чем другие. Это упражнение вполне в духе тех, что делали и Bauhaus, проверяя, как цвет меняет форму и фактуру предмета».

Новая  серия  Зильберштайна  ставит  перед ними тяжелую проблему выбора. Форма корпуса и рисунок циферблата похожи, но количество вариантов раскраски огромно – теплые вишневые тона, холодные голубые, охристые и цвета хаки. Удивительна модель, построенная на сближенных серо-белых тонах. Они, по словам автора, навеяны белыми ночами Санкт-Петербурга. Основной циферблат имеет сверху дополнительную круглую шкалу календаря. Снизу в него врезается турбийон - и эти два малых круга внутри большого держат композицию на черном или серебристом гильошированном фоне или на фоне перегородчатой эмали. Желтая стрелка календарных дней, синяя черточка минут и красный треугольник часов соответствуют зильберштайновским primary colors, повторенным на марке слева от турбийона - синий квадрат, красный треугольник и желтый круг. А росчерк Alain Silberstein справа окончательно превращает часы в подписанный художником хай-тековский коллаж. Для завершения картины задняя часть корпуса сделана прозрачной - чтобы показать, как и чем, какими пружинами и противовесами движется нынче современное искусство. Каждые часы Алена Зильберштайна и есть подлинное произведение искусства для повседневного использования. В перечне его несомненных достижений - сложные часы с турбийоном, вечным календарем, сплит-хронографом и «прыгающим» часом. Страсть Зильберштайна к часам с турбийоном радует коллекционеров всего мира уже более десяти лет. Что же касается нынешнего положения Алена Зильберштайна в «табели о рангах», то менее чем за  двадцать лет  мастер сумел добиться того, что французская марка заняла достойное место в ряду маститых швейцарских часовых имен.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.