Зима. Состояние души

Дата мероприятия: 6 Июня 2007 - 18 Июня 2007

6/06/07-18/06/07
Palazzo Ca’Mocenigo Gambara, Accademia 1056, Venezia
Часы работы:  11-19
Петр Аксенов, Галина Мазурская, Вероника Пономарева, Вилена Никова, Семен Агроскин
Перформанс Андрея Бартенева

В слове «Зима» можно видеть разные смыслы. Мы ассоциируем с зимой застылое состояние общества и политическое безвременье.  Надежды возникают в периоды исторической весны, а приход тирана  видится нам чаще всего как оледенение, период холодных рук и  ледяных тюрем.

Художники нашей выставки говорят о Зиме. Но не в том смысле, что они обязательно пишут зимние пейзажи либо иллюстрируют сказки, мифы и легенды, связанные на Севере с этим временем года. Для наших художников Зима – это метафора покоя, отрешенности и погруженности в себя, которые вообще присущи творчеству многих российских художников.  

Все участники выставки  объединены тем, что они сознательно определили свою творческую позицию вне идеологии и политики и  зрители будут «считывать» смысл этих произведений именно в контексте определенных исторических и политических событий. Но на самом деле художники скорее пытаются побудить зрителя  задуматься  о себе,  проанализировать свои чувства, заняться интроспекцией.

Россия – страна слишком долгой Зимы и нескончаемой интроспекции. Интроспекция под знаком Зимы – это, в известном смысле, содержание русской классической литературы и музыки. Странным образом в этой реторте возникает подчас процесс закипания. «Лед и пламень», как сказал Пушкин, поэтический кумир нации и большой знаток мифологии зимы. Зима  как состояние души – это  способ отстраниться от происходящего и стать на позицию тихого несогласия. Зима подразумевает неагрессивную форму сопротивления личности.     

У каждого из авторов  своя  Зима.  Для  Петра Аксенова это «ядерная зима», где распадается на части старый мир, мир «прекрасных дам». Если мифическая  «Гибель Богов» происходила в огне, в мировом пожаре, то перспектива  пресловутой nuclear winter  скорее заставляет подумать о последнем перевоплощении мифической Снежной Королевы, богини Севера. Шикарная прохладность гламура, его coolness доходит до абсолютного нуля и замерзает во льдах мертвой планеты.

У  Вероники Пономаревой  в проекте Love Time мы наблюдаем  на мгновение застывшие   феномены микроскопического мира  и человеческой физиологии.

Ее стилистика – своебразный  калейдоскоп обитателей микромира. Вероника легко и изящно играет с закономерностями зрения. Отсутствие второго плана и перспективы в ее работах, а также ритмическое повторение простых объектов  придает им   новое звучание и создает у зрителя  иллюзию застывшего  времени.

Семен Агроскин – живопсец, работающий в классической манере обращается к более реалистическому  и традиционному изображению Зимы. В мотивах и темах агроскинской живописи ощущаются   следы  «поврежденной  жизни», как выражался Теодор Адорно. Опытный и понимающий зритель будет всматриваться в сумрачные и меланхоличные холсты Агроскина, и получая острое наслаждение и редкую  радость от увиденного.

Таков был  смысл классической живописной картины и  Зима в этом контексте - это поражение человека.  Однако живописный язык  описания этого поражения изысканно тонок, богат и гибок.  Язык Агроскина-живописца – это  язык победителя.

Семен не ищет оправданий или высших легитимаций. Он ставит себе классическую задачу классического искусства:  показать фрагменты «поврежденной жизни»  и сказать о поражении человека мощным и суверенным языком победителя – живописца, владеющего и пастозным мазком, и акварельным полутоном, и многослойными лессировочными техниками, и решительным ударом «алла прима».

Галина Мазурская -  художница эзотерического плана. Она сама сознает этот факт, сама говорит о своей связи с духовными энергиями, разлитыми в природе и космосе. Зрителю сразу же понятно и то, что в фантазийных и самозабвенных абстракциях Галины Мазурской присутствуют и силы подсознания, нечто дорациональное и внерациональное.

То и другое (эзотеризм и unconscious substance) является общеродовым свойством такой живописи. На невидимые силы вокруг нас и на жизнь души за пределами нашего сознания ссылались  классики авангарда и идолы модернизма, от Кандинского (Kandinsky) до Поллока (Pollock).  Большинство сегодняшних искателей «иных начал»  неукоснительно придерживаются этой мифологии.  Галина Мазурская – не только композитор цвета и формы, не только визионер, но еще и немножечко хирург, проникающий пальцами во внутренние органы человека и ощущающий своей рукой токи крови, трепет плоти, причудливые миры внутри нас.

Шелкографии  Велены Никовой  заставляют зрителя долго всматриваться в смутные  образы – белые  на белом или черные на черном.  Не сразу раскрывается ускользающая красота и трагизм ее работ. Их сюжет  на первый взгляд  довольно прост, но при этом глубоко  драматичен,  итальянские  арт-критики называют Велену одной из самых  разносторонних художниц нашего времени.  



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.