Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа»

Время публикации: 15 Июня 2011
Автор: Александр Куликов
Источник: FashionTime.ru
Татьяна Михалкова
Татьяна Михалкова
Татьяна Михалкова и Александр Куликов
Татьяна Михалкова и Александр Куликов
Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа» Фото
 
Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа» Фото
 
Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа» Фото
 
Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа» Фото
 
Татьяна Михалкова: «Мир вещей очень утомляет, если мода – ваша работа» Фото
 
Президент фонда «Русский силуэт», почетный член РАХ за вклад в развитие отечественного дизайна, одна из первых манекенщиц СССР и супруга самого известного отечественного режиссера, Татьяна Михалкова, несмотря на особенности профессиональной деятельности, человек почти непубличный. Однако юбилей благотворительного фонда «Русский силуэт», призванного поддерживать дизайнеров и развивать отечественную моду, стал поводом для содержательной беседы с издателем FashionTime.ru Александром Куликовым. 


«Русский силуэт» – некоммерческая организация по поддержке талантливых людей, у нее нет цели зарабатывать деньги. Социальная ответственность бизнеса – поддерживать такие проекты. Кто вам помогает? 

– В самом начале нашего пути поддержал Владимир Владимирович Путин. Для нас это очень важно, потому что это государственная поддержка призвала мэров и губернаторов обращать на нас внимание. «Русскому силуэту» уже 15 лет. Мы проводим конкурс каждые полтора года – студенты просто не успевают чаще. Наш охват – более 200 учебных заведений, 32 полуфинала и жесткий график. Путин поддержал нас в самом начале, не потому что это красивая картинка и хорошие дизайнеры, а потому что за конкурсом стоит экономика, производство, что очень важно для нашей страны. В советское время, несмотря на то, что этот период принято ругать, была индустрия, свое производство, задача была – обуть и одеть страну, пусть не на высоком уровне, но хоть как-то.  Особенного креатива не было – изменил вытачку, и это уже приравнивалось чуть ли не к измене государству. Конечно, высокой моды как таковой не было, но цель была – одеться в свое и иметь свое производство. 

– В то время, когда вы были моделью, проводились показы, дефиле? 

– В Лужниках были огромные показы. Зайцев тогда начинал – я застала еще время, когда его по-настоящему прессовали. Его коллекция, например, уезжала, а его самого не выпускали, потому что он не член партии и не женат. Сегодня Вячеслав Зайцев – не только отец русской моды, но и почетный гражданин Парижа. Франция – страна минимализма, и он первый показал там буйство красок, которое свойственно русскому искусству: соболя, лисицы, павлопосадские платки.

«Русский силуэт» был зарегистрирован в 1997 году. В это время рухнула стена, отделяющая Европу от России, и к нам пришли все эти иностранные марки. Мы гордо ходили на презентации старых коллекций Versace.  Такое было безумное время – нам завозили что-то непонятное, сток какой-то, и мы гордились, что оделись от такой-то известной марки. Все центральные улицы, особенно Кузнецкий Мост, были заняты этими бутиками. И российский дизайнер был забыт. Мы начинали работать, скитаясь по каким-то клубам, подвалам. Мы не могли понять, какие модельные агентства работали, какие дизайнеры существовали. Русским духом не пахло вообще. Гордиться своим и одеваться в свое было просто не принято. Поэтому мы создали антологию, нечто новое рынке, на что ушли годы. 

– На вашем сайте есть состав попечительского совета. Там достаточно большой список. Из этого списка кто ближе всего к вам стоит, помогает вам в работе? 

– Поскольку мы – некоммерческая организация, то все эти люди помогают нам, в первую очередь, как медийные лица. 

– За чей счет проект финансируется? 

– Нам помогают меценаты, наш учредитель. Также есть постоянные партнеры: визажисты, парикмахеры, стилисты, работающие бесплатно на наших проектах, модели, работающие за минимальную плату.  На финале в Гостином Дворе нам помогают «Торговый дом «Шатер» и компания «Арлекино», которая  готовит декорации, свет и звук. Я как почетный член  Российской академии художеств  имею возможность получить зал для показа «Русского силуэта» в Галерее искусств Зураба Церетели, где нам также помогают.  Хочу выразить признательность  всем СМИ – телевидению, прессе, Интернету – их поддержка чрезвычайно важна для нашего фонда. 

–  Кого из российских дизайнеров вы выделяете? 

– Конечно, мне близки те, кого мы когда-то открывали: Александр Терехов, который с нашей легкой руки стажировался в доме моды «Ив Сен-Лоран», а сейчас  вышел на международную арену и показывается в Нью-Йорке, Алена Ахмадуллина, Nina Donis, Вика Газинская, Кирилл Гасилин, Вардуи Назарян. Я люблю российских дизайнеров  – даже для красной дорожки в Каннах, когда Наде предложили платье Louis Vuitton, мы выбрали  наряд от известного российского дизайнера Юли Яниной. 

– А из мировых производителей кого предпочитаете? 

– Учитывая то, что я одеваюсь у российских дизайнеров, среди мировых брендов могу выделить производителей сумок. Я считаю, что сумка должна быть шикарной – для женщины это визитная карточка. Мне кажется, сумка больше говорит о женщине, чем украшение.  Мне нравятся Hermes и Chanel. Очень люблю Bottega Veneta. Моя коллекция сумок относительно небольшая – у меня их около 15. Мир вещей очень утомляет, особенно если мода – твоя работа. 

– Какова статистика выявления талантов? 


– Мы отбираем одного-двух дизайнеров с каждого отборочного тура.  Всего набирается 70–80. Не скажу, что каждый год появляются бриллианты. А если появляются, то они могут и исчезать. У кого-то голова идет кругом, у кого-то нет сил трудиться, нет умения, терпения, опыта. Это все-таки бег на длинную дистанцию. Конкурс не решит твою судьбу, но он даст старт, поэтому я считаю, что дизайнеры – это бегуны на длинную дистанцию. 

– Почему, на ваш взгляд, бизнес российских дизайнеров нерентабелен? Не секрет, что ни один отечественный модный бренд не зарабатывает – все существуют на частные инвестиции. 

– Конечно, конкурировать с западными домами, которым по 150 лет, чрезвычайно трудно. Сейчас  особенно важно разработать государственную программу помощи дизайнерам, малому бизнесу – такие программы есть во Франции, Италии, Бельгии, Японии и многих других странах. У нас огромные людские ресурсы, много талантов – мы можем сами одевать нашу страну, принося деньги в казну России, развивая ее. Эта боль всего нашего модного сообщества. Немногочисленным фабрикам, которые еще есть в нашей стране,  не нужны талантливые дизайнеры, и дизайнеры вынуждены работать в частных ателье. Да что говорить, давно нужно было с  государственной  поддержкой запустить бренд «Слава Зайцев». Широкая мировая известность была бы обеспечена – ведь это единственное имя,  которое знают на Западе.

Я помню, мы посылали первых наших конкурсантов из Омска на стажировку в Германию. Мне все хотелось посмотреть, где же они делают эти миллионы. Когда мы приехали на фабрику, то обнаружили, что там работает всего 15–20 человек. Менеджмент, умелый менеджмент! Все спрашивают, когда мы завоюем Париж? Когда рубль будет конвертируемым, когда у нас будет сильная экономика. 

– Ваша семья – под прицелом прессы. Как в сложные моменты, например, в ситуации с Союзом кинематографистов, реагирует семья, друзья? Вы предпочитаете реагировать молча или делать публичные заявления? 

– Действительно, на нашу семью в последние года два обрушивались с критикой по любому поводу. Сколько всего писали про Надю и Резо, но они молодцы – выдержали целую атаку, когда их преследовали. Я считаю, что обсуждать нерабочие дела – это  неправильно, поэтому не делаю этого, хотя мне часто звонят из разных изданий.  А Никиту Сергеевича преследуют, мне кажется, потому что у него есть гражданская позиция по любому поводу и потому что он потрясающий художник. Некоторые хотят его творчество разменять на мелочевку и показать, как будто с ним борются. 

– У вас какой любимый фильм Никиты Сергеевича? 

– Любимый – «Утомленные солнцем». Еще очень люблю «Механическое пианино», потому что сценарий, который они написали, по Платонову. Это пьеса – действие длится один день, и герой со всеми женщинами выясняет отношения. Эта пьеса ранее нигде не ставилась. 

– Надю Михалкову в последнее время называют иконой стиля. С кем она работает? 

– Мне кажется, что она просто влюблена. Но я рада, что и Аня, и Надя любят тех же дизайнеров, что и я, у них дружественные отношения с теми, с кем я дружна. Это, например,  Александр Терехов, Юлия  Янина, Александр Арнгольд, Вика Газинская, Пустовит. 

– Ваш бантик – знаковая имиджевая история. Сколько бантиков в вашей коллекции? 

– Не так много. Кстати, они тоже сделаны российскими дизайнерами. Но есть и один от  Chanel, потому что великая Коко – это действительно икона стиля. И, кстати, что важно: бантики постоянно возвращаются в коллекции дизайнеров.


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Профиль Шляпоголик
16 Мая 2012
Да, бантик - это ее отличительная черта. Шляпка может быть главным акцентом в образе
Sergey
19 Июля 2011
Куликов как всегда стилен! Ну это и понятно)
Виталий
22 Июня 2011
С интересом прочитал статью и посмотрел последние фотографии Михалковой и Куликова
Елена
22 Июня 2011
Очень интересное интервью! Сразу видно, что профессионал своего дела, а не модная выскочка
Vasya
21 Июня 2011
она оказалась классной и интересной женщиной, а я думал, что она слегка странная
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.