Жесткий мягкий Face Control, или Паша уходит со сцены

Время публикации: 30 Мая 2006
Автор: Юлия Коэн

Понятие «night clubbing» не так давно вошло в нашу жизнь. Что такое 15 лет российской клубной истории по сравнению, например, с американской? Которая помнит гангстерские 20-е годы, золотые 30-е с Говардом Хьюзом и Джин Харлоу, 70-е с главными героями Studio 54 Бьянкой Джаггер и Энди Уорхоллом. Но, несмотря на то, что мы стоим в самом начале формирования глобальной клубной культуры, у нас уже есть и «свой круг», и небольшая горстка людей, продающих в него доступ. Фактор сопричастности не девальвируется, наоборот - его котировки растут! Можно не знать о человеке ничего, но только по тому, в какие клубы он вхож, составить его портрет. Ты в восторге оттого, что тебя впустили в Сказку или Fabrique? Мы за тебя рады, продолжай в том же духе. Но если ты завсегдатай Газгольдера, Billionare, First или LETO, помнишь жаркие пати в каменном подвале Джаз Кафе и тихие посиделки в Жестком Бизнесе, after party в Justo и полотна Эгона Шиле, вывешенные в первый день открытия Галереи, – совсем другое дело! Значит ты «Свой»: всегда модный и современный, ты владеешь закрытой для большинства информацией. И если ты сам не олигарх или не сын олигарха, то в обширном кругу твоих полезных контактов наверняка наберется с десяток таких. Эти люди - тренд-сеттеры, они формируют культуру правильного отдыха и затем несут её в массы. Как попасть в круг избранных? Для начала пройди faсe control!

Итак, кто скрывается за громким именем Паша Faсe Control? Как ему понравиться и стоит ли пытаться это сделать?

Юля Коэн: С чего началась твоя творческая биография? Как ты попал в клубный бизнес?

Паша Faсe Control: В 16 лет я был завсегдатаем клуба Титаник, достаточно часто там тусовался, как-то спросил: как ходить туда бесплатно? «Для этого нужно что-то делать», - ответили мне. Так я начал раздавать флаеры. Раздавал какое-то время их в клубе и на улице. Когда Титаник закрылся, я перешел в Byblos, там мне впервые предложили попробовать свои силы в face control. После этого Аркадий Анатольевич Новиков позвал меня работать в ресторан «Пирамида». Хотя в ресторане, безусловно, сложно что-то сделать на фейс-контроле, я учился, приобретал опыт, навыки общения с клиентами. После этого Оганезов пригласил меня в Jet Set, и с этого момента я активно начал знакомиться с клубными людьми, узнавать их.

Юля Коэн: А был какой-то «старший товарищ»? Наставник, который подсказывал, кто есть кто и кого нужно пропускать, а кого не стоит?

Паша Faсe Control: Это делал я. И только. Сначала я просто никого туда не пропускал. Вообще. Брал у людей визитки, затем обсуждал их с хозяином клуба и по его отзывам о тех или иных людях ориентировался. Так в какой-то момент у меня собралась обширная база желательных для клуба клиентов. После того, как я год оработал в Jet Set, Алексей Горобий позвал меня в Шамбалу на летнюю веранду, а уже после этого я «отстоял» в таких громких проектах, как Зима, Лето, Осень. Последним местом, где я занимался фейс-контролем, был клуб Миллиардер.

Юля Коэн: Что значит «отстоял»? Зимой и летом на улице? Разве нельзя сидеть в теплой комнате и смотреть на монитор, передавая указания охране?

Паша Faсe Control: Ни в коем случае. Нужно обязательно общаться. Без общения нет никакого фейс-контроля, только в контакте с каждым конкретным человеком ты можешь определить, стоит его впускать или нет? Увидеть, как человек себя ведет, агрессивно, неагрессивно, как держится, что говорит. Врет ли он с первой минуты общения или нет? Все это очень важно.

Юля Коэн: Многие клубные деятели говорят, что если даже человека не пустили один раз, второй, третий, то в четвертый раз у него все равно есть шанс попасть в клуб – было бы терпение, но единственный, с кем это правило не работает, – это Паша Face Control. Если он не пустил тебя однажды, больше можно не пытаться. Это политика клуба или твоя субъективная позиция?

Паша Faсe Control: Примерно так. Здесь масса критериев, и все нужно учитывать: где-то ранее в клубе я заметил этого человека в драке, употреблении или распространении наркотиков, он некорректно вел себя с девушками, или им был не оплачен счет. Очень настораживают люди, которые пытаются обмануть. Например, в «Миллиардере» никогда не было клубных карт, а кто-то, пытаясь войти, рассказывал «красивую» историю о том, как он забыл клубную карту дома – такого человека я тоже запомню и больше никогда не пущу. Если человек ведет себя агрессивно на входе, значит, в клубе он продолжит вести себя также с гостями, с официантами, с охраной. Он будет мешать и создавать дискомфорт. Люди приходят за ощущением праздника, хотят радоваться и получать удовольствие. В среднем гость за ночь оставляет у нас от 400 долларов, и чем благожелательнее атмосфера в клубе, тем быстрее и охотнее люди расстаются с деньгами. Моя задача максимально защитить гостей клуба, отфильтровать посетителей, чтобы внутрь попали только самые приятные и интеллигентные люди, которые вместе создадут неповторимую ауру доброжелательности и позитива, хорошо отдохнут вместе, им захочется снова и снова возвращаться к нам.

Юля Коэн: Что в твоем понимании агрессивный? Разве сам факт того, что человек стоит в очереди не унизителен? Разве VIP-гости стоят в очереди? Там скорее те, кого вряд ли впустят внутрь. Естественно, что некоторые начинают немного нервничать.

Паша Faсe Control: Все стоят в очереди, это нормально. Люди должны понимать, что в клубе есть определенные правила и их нужно соблюдать. Мне требуется определенное время, чтобы я смог выбрать тех, кого я впущу. И если люди этого не осознают, начинают нервничать и некорректно разговаривать со мной или с охраной, значит, им не место в нашем клубе. Ребята-охранники приезжают на работу из Подмосковья, может, они простоваты и не знают тонкостей светской жизни, но они также заслуживают уважения. Гость, кто бы он ни был и сколько бы денег ни имел, должен это понимать. Адекватный человек вежливо здоровается и улыбается, неадекватный говорит: «Слышь? Ты что не видишь – я тут стою, блин, уже 15 минут?!» А разве я ему что-то должен? Я не Бог, я не зазнался, у меня нет звездной болезни – я просто Паша, обычный человек, я просто делаю свою неблагодарную работу. Многие этого не понимают. Мне иногда очень хочется сказать человеку: «Встань на моё место и выслушай от меня те же слова, которые ты сейчас говоришь мне», полагаю, будь он на моём месте, он бы давно «дал мне в лицо».

Юля Коэн: У меня был один случай, когда в Осень не впустили мою подругу модель. Появилось некое недопонимание принципа face control. Хотя, очевидно, что это неотъемлемая часть вашей работы: если будут впускать всех – не будет атмосферы элитарности, которая крайне важна для клуба. Но мне стало интересно, на самом ли деле люди, работающие на фейс-контроле, такие жесткие и непреклонные, и их по этому принципу отбирают, или же им скорее нужен актерский дар и умение надевать маску непробиваемого человека?

Паша Faсe Control: По поводу элитарности совершенно верно. Желанен именно запретный плод. А что касается личностных качеств – очень сложный вопрос. Не могу ответить.

Юля Коэн: Не можешь или не хочешь?

Паша Faсe Control: Я пытаюсь разобраться, как я отношусь к этому, но до конца не могу понять. Сложно…Ну, неужели я похож на каменный столб? Я максимально вежливо объясняю, почему я не могу впустить, стараюсь, чтобы человек меня правильно понял. А иногда такое ощущение «непробиваемости» складывается оттого, что face control просто устал. Вот представь: через контроль прошло 1300 посетителей, ты стоишь уже три часа на ногах, зима, двадцать градусов мороза, и ты не можешь уйти, потому что перед тобой еще стоит толпа. Насколько радостное при этом у меня должно быть лицо, как ты думаешь? И так каждую пятницу и субботу, по шесть часов в день, а над ухом кто-то постоянно говорит: «Слышь? Ты чо?..» Узнаешь от людей и все, что они о тебе думают и как они тебя «видят насквозь». Нет уже желания всматриваться в каждого, работаешь на «автомате»: «Да - нет, да – нет».

Юля Коэн: Но если ты человека не впускаешь, то ты его «НЕ ВПУСКАЕШЬ» и он на тебя обижается, уходит и про себя тебя наверняка называет… как бы это помягче выразиться? Ты привык к тому, что на тебя обижаются?

Паша Faсe Control: Да, привык. Обижаются часто. Любой человек считает себя самым важным, он уверен, что он самый красивый и его здесь ждут! Это думает каждый, и поэтому не обидеть очень сложно…хотя я прикладываю все усилия. Работа такая.

Юля Коэн: Грубишь часто?

Паша Faсe Control: Я? Вообще никогда.

Юля Коэн: В твоей работе нужно быть очень хорошим психологом. Это пришло с опытом или было изначально?

Паша Faсe Control: Я всегда верил своей интуиции. Она меня никогда не подводила. Иногда я спорил с хозяевами клубов о том, что нельзя впускать человека, но они настаивали: «Это друг моей свекрови, она мне только что позвонила, надо пропустить». Потом обязательно оказывалось, что с этим человеком море проблем. Поэтому когда на фейс-контроле нужно сделать пятисекундный выбор за то время, пока человек к тебе идет, я доверяю именно внутренним ощущениям.

Юля Коэн: Как правильно подойти?

Паша Faсe Control: Сказать: «Здравствуйте, нас два человека, можем ли мы войти?» Все! Улыбнуться.

Юля Коэн: Насколько внешний вид и одежда влияют на твое решение?

Паша Faсe Control: Влияет. Естественно я на это смотрю в первую очередь. Но если идет Кафельников в спортивном костюме или Верник в шортах на закрытую вечеринку, неужели я их не пущу? На самом деле дело не в одежде и не в автомобиле, на котором человек приехал в клуб. Мне говорят: «Посмотри, на нем костюм за пятёрку», но для меня это ничего не значит.

Юля Коэн: А если на Жигулях приехал?

Паша Faсe Control: На «восьмерках» приезжают очень вменяемые люди, которые тусуются уже сто лет. Ну, нет у них денег, что теперь? Зато их все знают и они авторитетны в своей среде. И если они говорят, что мы сегодня в Дягилев не пойдем, а пойдем в Газгольдер – то все, кому они это сказали, идут туда же. Дело не в машине или одежде, а в самом человеке, в харизме. Будь он хоть на костылях, я его впущу. А правильный dress code – это всего лишь дополнительный плюс.

Юля Коэн: Давай все же вернемся к одежде. Нужно ли быть одетым только в вещи из последних коллекций, смотришь ли ты на лейблы?

Паша Faсe Control: Главное, быть одетым со вкусом.

Юля Коэн: Ну, что значит «со вкусом»? Ты так уверен в своем вкусе?

Паша Faсe Control: Нет, вкус универсальный, учитывающий приоритеты многих других людей. Вот, например, идут девушки… если бы я определял на свой вкус – половина из тех, кто постоянно ходит в клубы, вообще бы туда никогда не попала. Вот ты смотришь на нее и понимаешь, что к ней не подойдет сегодня НИКТО, потому что она НИКАКАЯ.

Юля Коэн: Какая? В леопардовом Кавалли?

Паша Faсe Control: Нет. Мне не хочется никого обижать из читателей FashionTime, потому что многие люди имеют особенность принимать замечания на свой счет. Каждый человек хорош по-своему, и для каждого есть клуб, куда его впустят.

Юля Коэн: Хорошо. Сформулирую вопрос по-другому: какой должна быть девушка, чтобы её 100 % впустили?

Паша Faсe Control: Сто процентов? Девушка должна быть известной. Если она знаменитость, какая бы она ни была, во что бы ни была одета – она пройдет face-control при условии, что она сама идет, а не её несут. Потому что мы отвечаем за безопасность всех наших гостей и нам важно, чтобы с человеком в клубе ничего плохого не случилось. Также девушка может быть спутницей известного человека, хотя здесь уже нет 100% гарантии. Например, пришла Наталья Водянова с подругой, которую я не впустил.

Юля Коэн: Как отреагировала Водянова?

Паша Faсe Control: Расстроилась и ушла. На следующий день вернулась уже без подруги. Не поздоровалась, правда. Когда я оцениваю девушку, думаю, захочется ли кому-то к ней подойти? Представляю её в среде нашего клуба. Насколько гармонично она будет смотреться. Может, она там будет белой вороной, но в этом будет фишка, а может, она будет выделяться настолько, что это, наоборот, испортит общую картину. Есть посетители трансвеститы, яркие, в вызывающем мейк-апе, но они прикольные, я знаю, что гостям они понравятся. Люди хотят зрелищ, и это их развлечет. Почему нет?

Юля Коэн: Слушая тебя, прихожу к выводу, что нет никакого дресс-кода.

Паша Faсe Control: Почему? Есть. Просто нет унифицированных советов. Человек может с ног до головы быть одетым в Prada, но эти вещи будут из разных линий и настолько не сочетаться друг с другом, что, глядя на него, всем будет казаться, что он только приехал из области, где копал в поле картошку. А если человек со вкусом – не важно, сколько стоит его одежда. Самое главное – это образ в целом, когда ты видишь человека, а не серое пятно. Если от человека идет энергия позитива, значит, людям в клубе будет с ним хорошо и комфортно.

Юля Коэн: Каковы твои личные приоритеты в одежде?

Паша Faсe Control: Я люблю русских дизайнеров. Очень нравится Симачев, с удовольствием ношу его одежду. Очень талантливый человек, правильно позиционируется на рынке, грамотно пиарится, молодец! Андрей Шаров, особенно то, как он работает с мехом в мужских коллекциях. Из западных больше тяготею к Prada, D&G и Dsquared2. Люблю джинсы Diesel. Хотя, в общем, я на одежде не заморочен.

Юля Коэн: То есть, если придет в клуб человек в «Симачеве», ты скажешь ему «брат»?

Паша Faсe Control: Ну, нет, конечно, (улыбается) но плюсик в голове поставлю.

Юля Коэн: Чем сейчас занимаешься?

Паша Faсe Control: Работаю заместителем директора в ресторане Бон. Занимаюсь guest relation. Эта деятельность значительно спокойнее. Довольно часто работаю за границей, на частных вечеринках и различного рода мероприятиях. Зимой это - Куршевель, летом – Лазурный Берег, вот, например, в июле у меня уже есть работа в Сан-Тропе. Но на московский face control я больше не вернусь.

Юля Коэн: И кем в ближайшем будущем будет Паша Faсe Control? Наверное, клубным промоутером или знаменитым ресторатором?

Паша Faсe Control: У меня за плечами Московский Медико-Стоматологический Университет, интернатура, сейчас заканчиваю ординатуру и уже скоро пойду в аспирантуру. Буду кандидатом медицинских наук, челюстно-лицевым хирургом.

Юля Коэн: Ты делаешь операции? Это как? Днем у тебя операция, а вечером face control?

Паша Faсe Control: Да. Днем оперировал, а ночью стоял на face control. Для финансирования любимого дела мне нужно было много работать. Так случилось, что я стал известным в клубной среде, теперь хочу добиться такого же успеха в медицине, надеюсь, получится. Получится. Обязательно!

Про таких людей говорят, что из них «можно гвозди делать». Целеустремленные, волевые - они первыми высаживаются на Луне, выходят в открытый Космос, изобретают вакцины от смертельных болезней. И кто знает, может лет через десять вы будете с трепетом вспоминать, что вас когда-то не впустил в клуб Паша faсe control, настоящую фамилию которого на тот момент будут знать все.

 



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.