Лучшие голливудские актрисы года: о карьере, кумирах и "Оскаре"

Влияние «Гамлета» на Хелен Миррен, двойной подбородок Дженнифер Лоуренс и затянувшийся уход Кейт Бланшетт из актерской профессии - в интервью журнала The Hollywood Reporter с лучшими голливудскими актрисами года по версии журнала.

Круглый стол с участием лучших, по версии THR, актрис прошлого года начался с борьбы за бананы, в которой приняли участие приехавшая на съемки прямиком из Китая Дженнифер Лоуренс («Джой») и ставшая в сентябре матерью Кэри Маллиган . Утолив голод, девушки присоединились к своим коллегам Кейт Уинслет («Стив Джобс»), Бри Ларсон («Комната»), Кейт Бланшетт («Кэрол», «Правда»), Хелен Миррен («Трамбо», «Женщина в золотом»), Джейн Фонде («Молодость») и Шарлотте Рэмплинг («45 лет»), и в студии воцарился мир и покой. В теплой дружеской атмосфере звезды мирового кино поговорили об обуви Мэрил Стрип, морщинах Кэтрин Хепберн, белках и фильмах ужасов.

Лучшие голливудские актрисы года: о карьере, кумирах и "Оскаре"


The Hollywood Reporter: Предлагаю начать нашу беседу с очень простого вопроса. Почему вы выбрали эту профессию?

Бри Ларсон: А вопрос-то с подвохом. (Смеется.)

Шарлотта Рэмплинг: Хотите честный ответ? Потому что ничего другого я так и не научилась делать.

Хелен Миррен: Я мечтала об этом с 14 лет, когда впервые поняла, что, помимо реального, осязаемого мира, существует еще один — мир нашего воображения. Мысль о том, что можно воплотить в жизнь чьи-то фантазии, приводила меня в экстаз.

Дженнифер Лоуренс: Тебя натолкнул на эту мысль какой-то конкретный фильм?

Миррен: Спектакль. Я посмотрела постановку «Гамлета». Пьесу я, к стыду своему, до этого не читала, и меня так потрясло, что он в конце умирает…

Кейт Бланшетт: Черт побери! Он действительно умирает? Ну зачем ты об этом сказала?..

Лоуренс: Хм… Гамлет? А кто это? (Улыбается.)

Бланшетт: Что касается вашего «простого» вопроса… Все дело в том, что я не выбирала эту профессию. Это она меня выбрала. Толпы безработных актеров, возможно, налетят на меня после этих слов с кулаками и любезно попросят заткнуться и совершить ритуальное самоубийство, но я все же скажу. Я делаю все возможное, чтобы уйти из профессии. Я очень стараюсь, правда. Но каждый раз что-то случается. То Мартин Скорсезе вдруг позвонит, то Вуди Аллен, то Тодд Хейнс… И я срываюсь как последняя наркоманка. Когда я прихожу в себя, выясняется, что контракт подписан, текст выучен, и съемки стартуют через два дня…

Кейт Уинслет: А вот меня интересует скорее другое. Не почему мы играем, а для кого. Помню, как однажды этот вопрос прозвучал в компании людей, перед которыми я испытываю что-то вроде священного трепета. Там были, в частности, Дерек Джекоби и Кеннет Брана. И представьте себе: все эти люди дали один и тот же ответ. Они сказали, что делают это для своих родителей.

Бланшетт: Мне кажется очень забавным, что взрослые люди продолжают искать одобрения со стороны родителей. Хотя актеры — особая каста. Больше всего на свете они хотят, чтобы их любили… Но меня, если честно, это вообще не волнует. Я играю для зрителей. Только для зрителей. Поэтому я так люблю работать в театре. Вот они, мои зрители. Я ловлю на себе их взгляды, чувствую их реакцию. В кино все иначе. Ты смотришь в бездушную камеру и можешь только надеяться, что результат кто-то увидит.

 THR: Дженнифер, а для кого играете вы?

Лоуренс: Для своего агента, конечно. (Смеется.) Мне кажется, если бы я не стала актрисой, я бы закончила свои дни в дурдоме. У меня всегда была очень богатая фантазия, понимаете. Однажды мне удалось убедить целый школьный автобус в том, что нас захватили террористы, которые теперь требуют выкуп. Я просто прочла о подобном случае накануне, и меня это так потрясло, что я сама поверила в реальность происходящего. Если быть честной, я играю лишь для самой себя. Если не получать от этой профессии кайф, невозможно смириться со всеми побочными проблемами, которые она порождает. Безумное расписание, в котором нет ни одной свободной минуты. Вся эта публичность, повышенное внимание со стороны незнакомых людей.

Джейн Фонда: А вот я никогда не хотела становиться актрисой. Мой дед был актером, и я видела, что это занятие не приносит ему никакой радости. Но судьба решила иначе. После того как меня уволили с должности секретарши, я пошла учиться к Ли Страсбергу, и он сказал, что у меня есть актерский талант. Поначалу я играла лишь для того, чтобы заработать немного денег. Прошло очень много времени, прежде чем я влюбилась в эту профессию. Возможность шагнуть в чужую реальность — вот что меня заставило ее полюбить. Ужасно то, что в отличие от музыкантов, у которых есть инструменты, или художников, которые пользуются красками и кистями, у нас нет ничего. Только мы. Наша энергия, наше тело, наша душа. Ты выставляешь всю себя напоказ, без остатка. Весьма уязвимое положение, на мой взгляд.

 THR: У вас есть кумиры?

Фонда: Ванесса Редгрейв и Мэрил Стрип. И с обеими мне посчастливилось поработать.

Бланшетт: Джина Роулендс.

Ларсон: Блин, как раз хотела назвать это имя.

Миррен: Анна Маньяни. Для меня она просто богиня.

Рэмплинг: Моника Витти.

Уинслет: Тони Коллетт. Как бы я хотела оказаться с ней на одной съемочной площадке!

Ларсон: Этот фильм я бы точно не пропустила. Сделай это!

Маллиган: Для меня это Марион Котийяр. Однако сниматься с ней в одном фильме я бы не стала. Она ослепляет. Меня просто никто не заметит. Лучше продолжу восхищаться ею со стороны. (Улыбается.)

 Полную версию круглого стола читайте в февральском номере The Hollywood Reporter

 

 

 
Поделиться:
 
 
 
 



Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.