Мастерство публичного выступления от Елены Зарецкой

Время публикации: 4 Августа 2010
Автор: Юлия Шакина
Источник: FashionTime.ru
Елена Наумовна Зарецкая
Елена Наумовна Зарецкая
Елена Наумовна на радио
Елена Наумовна на радио
Анатолий Чащинский, "Сокровенное в молчании", 1986
Анатолий Чащинский, "Сокровенное в молчании",...
Анатолий Чащинский, "Самозаконный мир смыслов", 2005
Анатолий Чащинский, "Самозаконный мир смыслов"...
Анатолий Чащинский, "Рождение образа", 2008
Анатолий Чащинский, "Рождение образа", 2008
Идол на о. Пасхи (фото из коллекции Е.Н. Зарецкой)
Идол на о. Пасхи (фото из коллекции Е.Н. Зарецкой)
Речевая коммуникация – один из самых важных каналов обмена информацией между людьми. Мы учимся говорить с раннего детства, но, несмотря на это, порой испытываем затруднения в очень важном аспекте нашей повседневной и деловой жизни –  в публичном выступлении.

Именно поэтому FashionTime.ru побеседовал с Еленой Наумовной Зарецкой, доктором филологических наук, профессором и автором более 70 книг и статей, в частности, учебника «Деловое общение» (монография в 2 томах), «Риторика: теория и практика речевой коммуникации», «Логика речи». Помимо прочего, Елена Наумовна посетила 68 стран, включая Полинезию, Тибет и даже о. Пасхи, а потому как никто другой знает  все о человеческих отношениях и межличностных коммуникациях на этой планете. 



– Елена Наумовна, расскажите, как Вы стали доктором филологических наук и что привлекло Вас в профессии? 

– Все началось с того, что я родилась в семье двух очень интеллигентных людей. Папа был профессиональным математиком высокого класса, а мама – самым крупным специалистом по стилистике русского языка в СССР – Майя Петровна Сенкевич. У нее опубликовано много книг по литературному редактированию и стилистике русского языка.  С самого раннего детства я была помещена в абсолютно чистую стилистическую среду. Поэтому выбор будущей специальности в какой-то степени был предопределен. Я окончила школу в 15 лет и сразу поступила на элитарное филологическое отделение структурной прикладной лингвистики в МГУ, которое совмещало лингвистические, психологические и математические знания. В те годы весь свет лингвистики был сосредоточен, конечно, на этом отделении в МГУ, а теперь составляет славу самых разных университетов мира. Меня учили люди очень высочайшего уровня – Владимир Андреевич Звягинцев, Андрей Анатольевич Зализняк, Себастьян Константинович Шаумян и многие другие.

Коммуникации как таковой меня, конечно, не учили, потому что в советское время это была «лженаука». Но у меня был пропуск в третий научный зал Ленинской библиотеки, и я читала все, что там было – так, на втором курсе, когда мне было 16 лет, я прочла всего Фрейда на английском языке, некоторые работы гениального лингвиста Ноама Хомского. В общем, то, как мы обучались – это была какая-то партизанщина. Наше отделение было осиным гнездом антисоветизма. И мы веселились по полной. Анализируя все это сейчас, я понимаю, что интерес к коммуникации у меня возник благодаря А.А. Зализняку, которому тогда было 32 года, он уже был профессором  и  владел 40 языками. И мы в него все влюбились чумовой любовью. Он обладал невероятными ораторскими данными, что (это неточная информация), скорее всего, связано с тем, что он вырос в богословской семье. Он читал нам лекции по «Теоретической лингвистике», «Общему языкознанию», «Компаративистике» в форме детектива. Я не случайно посвятила ему свою книгу «Риторика», поскольку много лет пыталась понять, как ему удавалось так читать лекции, что после них вообще невозможно было заниматься чем-то другим, так как состояние интеллектуального возбуждения длилось до глубокой ночи. Другими словами, у меня перед глазами был уникальный риторический пример. И мне всегда хотелось понять – как он это делает?

Коммуникацией я занимаюсь уже в общей сложности 25 лет. В Англии у меня была возможность слушать лекции по теории и практике коммуникации – до этого же я занималась теоретической лингвистикой. 

– Есть мнение, что язык ограничивает познание мира и делает невозможным полное понимание другого человека. Именно поэтому считается, что чем большим количеством языков владеет человек, тем шире его кругозор и более системен взгляд на мир. Прокомментируйте это с точки зрения психолингвистики. 

– Естественно, язык навязывает его носителю определенную картину мира. Впервые выдвинул эту теорию Гумбольдт, а явно ее сформулировали уже два американских лингвиста – Сепир и Уорф. Она называлась «Гипотеза лингвистической относительности». Сегодня это уже не гипотеза, а теория: в зависимости от того, чему ребенок учится в детстве, формируются его взгляды на вещи. Это глобально касается двух вещей.

Первое – любой язык дискретен. Это значит, что он делит мир вокруг себя на отрезки и каждому отрезку ставит в соответствие точки. Например, ложка – это некоторое понятие. За понятием стоит огромное количество предметов, похожих на эту ложку. Т. е. множеству элементов поставлен единообразный способ их названия. Это и есть проявление дискретности. Если бы этого свойства у языка не было, то мы не могли бы общаться вообще, потому что для каждой ложки должно бы было быть свое название, что не удержит никакая память, на это просто не хватит возможностей человека. Поэтому язык бесконечно упрощен по сравнению с действительностью. Но упрощен он бывает не одинаково. Разные языки по-разному членят бесконечное пространство мира.

Второе. Есть понятие национальных исторических концептов, которое связано с термином «языковая картина мира». Она имеет набор элементов, которые в других языках представлены или не столь значимо, или немного в другом смысле. Например, существует русское слово «авось», которое реально не переводится ни на один язык, потому что оно связано с историческим менталитетом людей, живущих на нашей территории – нашим людям свойственно в определенных ситуациях не задумываться о последствиях, нырять на авось, а там посмотрим. Это не очень свойственно представителям других народов – а потому нет и понятия.

Много лет назад в МГУ я слушала лекции выдающегося ученого А.М. Пятигорского. Он специализировался на буддизме и индуизме. На одной из лекций по индуизму он сказал: «Вот в этом месте я сделал, пожалуй, последний шаг, и следующий  шаг в глубину мне не сделать. Ни я, ни все другие европейские специалисты по индуизму этот шаг сделать не могут. А босоногий 5-летний нищий индийский мальчишка сделает еще много шагов в глубину». Я запомнила это на всю жизнь. 

– Талант выступать публично  – это в первую очередь врожденная способность человека или навык, полученный с годами? 

– Безусловно, способности тут присутствуют, и они разные. С другой стороны, они развиваемы. Но дело в том, что они развиваемы хитрым и долгим способом. Они базируются на общей эрудиции человека, на ощущении им своей компетенции в определенных зонах. Эти способности требуют широкой эрудиции, риторических знаний, тренинга и навыков. Основная доля падает на базу знаний человека. Чем более скудна эта база знаний, тем слабее и эффект от выступления. В этом отношении сегодняшняя культура служит нам очень плохую службу –  человек может, когда ему нужен какой-то фрагмент знаний, не листать книги, не вспоминать,  а нажать три кнопки компьютера и получить нужную текстовую информацию из Интернета и использовать этот текст, толком даже не ознакомившись с его содержанием, а потом забыть про него. Таким образом, основа для формирования базы знаний падает. Это колоссальная проблема. С каждым следующим годом становится все меньше людей образованных, а речь становится все более скудной. Конечно, речь базируется на фундаментальных знаниях. В принципе считается, что хорошо говорит тот человек, который хорошо разбирается в том, о чем он говорит. Возьмем пример с защитой диплома: все дипломы делятся на те, которые человек вообще не писал, и на те, над которыми он пытался работать. Это совершенно разные вещи, которые по-разному репрезентируются. Вторая речь отражает следствие раздумий на эту тему, и тогда об этом можно спорить, говорить, выдвигать аргументы. А первая – это просто набор слов и бешеный страх, что сейчас тебя разоблачат. Понятно, что студенты выкручиваются как могут, но в широком пространстве это настоящая катастрофа. 

– Кого бы Вы могли назвать образцом правильной публичной речи из современных теле- и радиоведущих? 

– Общеизвестно, что если ребенок растет в чистой стилистической среде, он не будет делать ошибок. Он может вообще не иметь образования, но говорить будет в соответствии с литературной нормой. В этом смысле мне была обеспечена стилистически правильная речь. Что можно сказать сегодня о людях, которые ведут какие-то передачи на радио и по телевидению? Надо внимательно посмотреть, из каких семей эти люди – если у них интеллигентные мама или папа, то вероятность того, что этот человек в эфире будет говорить правильно, велика. Он может «стебаться», но наверняка будет говорить правильно.

Я давала интервью Бачинскому и Стиллавину. Что они вытворяли в эфире – это ни в сказке сказать, ни пером описать. Я их никогда не слышала до того, как меня повезли на эфир. Когда я приехала, меня встретили два очень интеллигентных человека – это и были Бачинский со Стиллавиным. В эфире они разные – какова тема, каков гость – таково и поведение. Несмотря на скандальный имидж, у них очень правильная чистая русская речь.

Я могу сказать, что несмотря на долгое отсутствие в России, пристойно говорит по-русски Познер. Но он готовится серьезно – это видно. Он умеет говорить по-русски. Швыдкой неплохо говорит. Тоже я думаю – готовится. Реально хорошо умеет говорить по-русски Ксения Собчак, хотя тоже пытается «стебаться». Она девочка из настоящей интеллигентной семьи с чистой языковой средой. У нее хороший русский язык, хотя она его калечит как хочет.  Но это уже вопрос имиджа.

Наиболее бросающаяся в глаза ошибка у публичных людей – неправильное произношение – в основном так называемая палатализация (смягчение) согласных, которая свойственна южным говорам. Эти фонетические дефекты сложно снимать даже с помощью логопеда. Например, с Дмитрием Дибровым, образованным и умным человеком, много лет работали логопеды. Но филологическое ухо его все равно слышит.

Вообще СМИ, особенно новостные программы центральных каналов, обязаны предлагать населению языковую норму. Это их задача – объединение нации через объединение языка. Например, BBC это делает – дикторы говорят на том английском языке, который является нормой, установленной властью для населения. В советское время это тоже было, и произносительная норма закладывалась диктором на центральном телевидении, куда не брали людей без высшего образования. Сейчас же этого совершенно не происходит. Теперь считается нормальным, когда на экране появляется персонаж, который половину слов произносит неправильно, управление и согласование в школе не проходил, говорит, как умеет. Это называется «свобода». 

– Отличается ли методика обучения «искусству говорить» людей различных профессий (политиков, бизнесменов, спортсменов и т. д.)? 

– Дело не в профессии, как я уже сказала, а в уровне образования человека, потому что все начинается с формирования мыслительной составляющей. Человек не может просто говорить – это есть следствие работы интеллекта. Речь зависит от того, как сформирован интеллект. Поэтому какого-нибудь молодого человека, который закончил физтех, обучать будет несравнимо легче, чем малограмотного человека.

По своему опыту могу сказать, что люди, которые прошли серьезный интеллектуальный путь в жизни и часто очень многого достигли, обучаются с бешеной скоростью. Таких много среди бизнесменов, но меньше среди политиков. 

– Какие техники для освоения навыков публичного выступления существуют? 


– Я опять же хочу сказать, что главная техника – интеллектуальная. Это стремление понять, индивидуально проанализировать фрагмент мира и таким образом стать в нем компетентным. Если человек некомпетентен, у него не выстроится речь. Только кажется, что речь – это совершенно отдельный пласт культуры. Ничего подобного. Это следствие работы интеллекта. Я бы порекомендовала никогда не говорить о том, в чем вы некомпетентны, и тем более не выходить с публичными выступлениями на эту тему. Поэтому очень многим большим начальникам я рекомендую делегировать полномочия публичных выступлений тем, у кого это получится.

Конечно, кое-чему можно научить.

Мне очень нравится схема построения публичной речи Аристотеля. Я считаю, что он сделал в коммуникативной науке больше, чем все остальные после него вместе взятые. Аристотель разделил любую публичную речь на 7 частей и предлагал ораторам освещать эти части в том порядке, в котором он их построил.

Схема Аристотеля:

1.    Обращение – формирование образа оратора. В этой части речи человек создает психологическое пространство по данному поводу.
2.    Формулирование тезиса, т. е. главной мысли, которую оратор доказывает в речи. Становится понятно, что так как тезис является выводом, то вывод сразу и произносится (без страха и утайки).
3.    Повествование – часть речи, состоящая из двух частей. В первой оратор объясняет, как возникла имеющаяся проблема. Это система причинно-следственных зависимостей от прошлого к настоящему.  Во второй оратор рассматривает имеющуюся проблему как часть более широкой. В этот момент у слушателей возникает ощущение большей значимости того, о чем идет речь.
4.    Описание – это единственное место во всей публичной речи, когда можно поговорить поподробнее. Доморощенные ораторы всю речь превращают в описание.
5.    Доказательство – выдвижение всех альтернативных точек зрения по данному поводу с системой аргументов за и против. Требует глубокой подготовки и компетентности. Из разных точек зрения оратором выбирается та, которая понравилась ему больше всего, и он объясняет, почему эта аргументация кажется ему более убедительной. Как правило, это является следствием мировоззренческих представлений оратора. Аристотель писал, что аргументы не перечисляются, они взвешиваются. Я много лет думала, на каких весах они взвешиваются. И поняла, что это мировоззренческие весы.

Например, если в компании упал фонд заработной платы, генеральный директор может принять одно из нескольких управленческих решений: 1) всем плавно снизить зарплату, но никого не уволить; 2) 20% сотрудников уволить, остальным сохранить заработную плату; 3) 40% сотрудников уволить, остальным повысить заработную плату; 4) взять заем в банке для выплаты зарплаты за два–три месяца, а там посмотрим. Какое решение выберет генеральный директор? Такое, которое ему мировоззренчески близко. Если он человек социально ориентированный, он почти наверняка примет первое решение, чтобы никто из его сотрудников не оказался на грани обнищания вместе со своей семьей. Если генеральный директор в первую очередь думает о процветании компании, он скорее всего примет решение номер три. Если это человек, привыкший жить в долг, он примет решение номер четыре. А если он в принципе не привык жить в долг, он никогда не примет решение номер четыре. Кто из них прав? Каждый из них прав, т. к. действует в соответствии со своей картиной мира.

В подобном случае полемика сразу снимается, потому что никто не может возражать против чужой точки зрения на мир. В результате дискуссия становится бессмысленной, поскольку истина не дана людям в знании. Мы можем только полемизировать по поводу наших концептов мира.
6.    Опровержение. Оратор говорит: «Ну, предположим, я не прав! Давайте посмотрим, что мы получим, если откажемся от моей точки зрения». При этом следует выстроить цепь шагов, которые приведут в прогнозе к чему-нибудь негативному. В логике это называется доведением до абсурда. Но это не абсурд, а нечто, о чем говорят: неэффективно, плохо, некрасиво и т. д. Опровержение также готовится долго. И не всем дано построить красивое опровержение.
7.    Воззвание. Оно состоит из двух частей. Первая часть – выстраивание позитивной перспективы при условии принятия точки зрения оратора. 

– Мы с Вами поговорили о технике для подготовки публичной речи, к которой есть возможность готовиться заранее. А какие методики используются для  тренировки спонтанной речи? Например: речь на экстренном совещании по поводу внезапно возникшей проблемы в компании. 


– Спонтанная публичная речь – это довольно редкий случай. Если нет времени на подготовку для публичного выступления, нужно попытаться сделать все, что я сказала ранее, только очень быстро. Первое, что не надо делать – это давать рекомендации, если их нет. В соответствии с золотым риторическим правилом «Человек вообще никому ничего не обязан говорить». Речь – это поступок. Любой поступок нужно совершать тогда, когда человек хочет. Человек должен предлагать ту точку зрения, которая у него есть,  а не ту, за которую ему заплатили или которая выгодна начальству. Также человек не должен умалчивать о той точке зрения, которая может не понравиться начальству.

Вообще это проблема посттоталитарного общества: приказали – сделали. Довольно часто у людей срабатывают речевые рефлексы. И люди говорят, не имея своей точки зрения. Человеку задается вопрос, а он считает, что обязан ответить. Хотя на самом деле это совсем не обязательно. Только это нужно деликатно преподнести. 

– Как преодолеть страх перед публичным выступлением? 

– Больше всего волнуются люди, у которых нет никаких идей в голове. Например, очень паникуют студенты перед экзаменами, т. к. у них создается ощущение, что они не знают НИЧЕГО. Это, конечно, результат неуверенности в себе. Публичный оратор должен волноваться перед выступлением, потому, что это вводит центральную нервную систему в определенное состояние, которое повышает тонус речи. Но это не должен быть патологический страх.

Патологический страх снимается опытом ораторского выступления сначала в маленьком круге, потом в большем и так далее.

Есть люди, психическая составляющая которых такова, что им противопоказаны публичные выступления. Не каждого человека надо на это толкать. Если у человека серьезные трудности с выступлением на публике, то нужно перестать его заставлять это делать. Для некоторых это проблема на генетическом уровне. 

– Были ли в Вашей практики случаи, когда люди, которые, казалось бы, не имея предрасположенности к публичным выступлениям, начинали это делать и довольно успешно? 

– Это были люди с функциональными неврозами и с большим количеством комплексов, навязанных в детстве родителями и школой – ощущением «я тут самый страшный» или «меня не любят девочки». Если человек справляется со своими комплексами – у него и речевое поведение продвигается. 

– Бывают ситуации, когда человек попадает в компанию, в которой не говорят о том, в чем он компетентен. И он себя чувствует некомфортно и не может присоединиться к общему разговору. Как ему быть? 

– Не попадать в такую ситуацию. Если поставить диктофон и послушать разговор в среднестатистической современной российской компании – это будет чистое словоблудие. В разговоре не будет ни одной мысли. Там будут перепевы чьих-то мыслей или полумыслей, откуда-то взятых. Это бесконечно скучно. Самое неприятное во многих молодежных компаниях – это ситуация, в которой пока дело до секса не дошло – всем безумно скучно. Очень мало людей, которые говорят что-то, до чего они сами додумались.

Чтобы стало не так скучно, люди себя искусственно напичкивают алкоголем и легкими наркотиками. Иногда они используют фоновую музыку определенных ритмов, повторяющих функционирование потока крови, лимфы в организме, сердечные ритмы. Конечно, музыка может очень сильно заводить человека, как любой резонанс. 

– Что такое харизматичность? 

– Во-первых, это врожденное качество. Но оно может и не реализоваться, например, если тяжело сложилась жизнь, и человек не мог проявить свое качество. Данное качество связано с ощущением человека, что он делает то, что ему положено делать на Земле, и с востребованностью его таланта. 

– То есть если человек находит свое предназначение в жизни, то у него не будет сложностей с публичными выступлениями? 

– Конечно. Человек должен ощущать, что он делает свое дело. Для этого нужно, чтобы мир ему не помешал. Поэтому очень важно не помешать детям быть самими собой. Ребенку нельзя говорить «нельзя». Только тогда проявится дар человека и будет больше харизмы. Но при этом нужно объяснять ребенку, что другому от его поведения может быть больно. А сейчас большая часть людей – это просто жертвы. У некоторых хватает сил бороться с детства за свое право быть не такими, как все остальные. А у некоторых не хватает. 

– Как правильно сказать поздравительную речь на свадьбе или дне рождении? 


– Такой тип речи относится к ритуальным действиям. Это речь по заданному сценарию. Например, вы подруга невесты и не можете не выступить на свадьбе – иначе человек обидится. В таких случаях всегда есть время подготовиться, так как о событии известно заранее. Нужно ответить себе на вопрос: «Чего точно не скажут?» И говорить только про это. Безусловно, можно присоединиться ко всем поздравлениям и рассказать историю (нарратив), о которой знаете только вы. Это история не обязательно должна как-то характеризовать невесту, но она должна быть живой. Можно что-нибудь инсценировать, спеть или станцевать. Стихи лучше не читать, особенно плохие – в частности, свои. 

– Насколько важен внешний вид человека при публичном выступлении? 

– Когда человек выступает перед другими людьми, 84% информации поступает через глаза. И внешний вид играет огромную роль. 

– Получается, что одна и та же речь, которую человек слышит лично и в записи, будет восприниматься по-разному? 

– Конечно. Я давно предсказывала, что провалится так называемое дистанционное обучение – и оно фактически провалилось. Англичане мечтали это сделать: студент валяется у себя в кровати, смотрит телевизор – а там профессор читает лекцию on-line, ему можно задавать вопросы. Идея провалилась, потому что непосредственное влияние оратора несравнимо с дистанционным – отсутствует психологическая и энергетическая связи. 

– Можно ли научиться уходить от ответа? 

– Да. Есть множество способов ухода от ответов. Один из них – это доведение ответа на вопрос до абсурда. Например, как в известном анекдоте, когда жена спрашивает поздно пришедшего мужа: «Где ты был?» А он отвечает: «Ну, ты же умная, придумай что-нибудь!» Это делается в том случае, когда нужно дать понять человеку, что он вообще не должен был спрашивать.

Если же ситуация требует спокойного ответа, то можно сказать следующее: «Давайте поговорим об этом попозже», «Без комментариев», «Я сейчас не готова ответить» и т. д.

Нельзя отвечать на вопросы, на которые вы не хотите давать ответа. Это позиционирует чувство собственного достоинства. Но и молчать, естественно, не нужно. Людей, с которыми имеет смысл поговорить, очень немного. Нужно уметь сбросить с себя груз контактов и при этом вести себя очень деликатно и очень воспитано. Нужно постараться исключить из общения всех, кто вас раздражает, чтобы минимизировать негативную коммуникативную составляющую.

Право на молчание является неотъемлемой частью декларации прав человека. Вы никогда не обращали внимания, как в американском боевике полицейский произносит две фразы: 1) «Вы имеете право на адвоката»; 2) «Вы имеете право отказаться от показаний»? Это связано с тем, что, начиная говорить, человек помимо своей воли передает информации больше, чем хотел бы, в частности – через невербальное поведение.

Приведу такой пример: на допросе задержанному задают только один вопрос: «Как вас зовут?» И он произносит всего два слова: имя и фамилию. Подумаем о том, какую информацию он передает:

•    является ли язык допроса его родным;
•    внутри какого этноса он был воспитан;
•    каков его приблизительный возраст;
•    какого он пола;
•   является ли его ответ правдивым. Если нет, возникает базовый новый вопрос – почему он не сказал правды;
•    в какой мере он взволнован.

А это было всего лишь два слова ответа. 

– Вы хотите сказать, что нужно отстранить из своей жизни людей, которые вызывают раздражение? 

– Не грубо, деликатно, не сразу. Но вывести из своего круга общения таких людей.

Я никогда бы не посоветовала работать под руководством такого человека. Нужно бежать оттуда – сколько бы ни платили. Или, если есть возможность, – дистанцировать себя через третье лицо. 

– Что такое риторика? 

– Риторика – это наука о целесообразной речи (о речи, решающей поставленную задачу).

Например, если молодая женщина осталась ночью одна на улице и к ней привязался пьяный подонок, то правильным поведением будет крик, мордобой, мат и побег. Риторика – про это. И она значительно глубже и проблемнее, чем, например техника речи, описание приемов выразительности или основ красноречия.

Коммуникативный акт может быть закодирован четырьмя последовательными переменными: сначала человек осознает свои потребности, потом он подбирает «правильного человека» (людей), который оптимально способен удовлетворить его потребности. Всесторонне анализирует этого человека и выбирает те стратегии и тактики, которые наиболее эффективны при воздействии именно на этого человека. Далее он проводит это множество стратегий и тактик через два фильтра: правовой и этический. Множество стратегий и тактик, таким образом, уменьшается. То, что осталось, презентуется в речевом поступке (тексте). Часто используются неречевые поступки. Устная речь всегда сопровождается жестовым поведением, которое является отдельным аспектом изучения риторики.

На каждый эффективный речевой поступок может быть найден другой, более эффективный. Это следует помнить, чтобы не ощущать полной удовлетворенности от своего речевого поведения. 

– Вы неоднократно высказывались, что в России не учат логике и риторике. А есть страны, в которых этому учат? 

– Конечно, учат, практически везде. Особенно хочется выделить Великобританию и Францию, а также хорошие учебные заведения США, например, Гарвардский университет. Поэтому многие политические лидеры Америки, окончившие Гарвард, обладают достойной риторической подготовкой. И, с моей точки зрения, Барак Обама одержал на выборах в первую очередь риторическую победу. Он прекрасный оратор и очень хорошо обучен.

России же очень не повезло – курсы логики, риторики и этики тотально вывели из образовательных программ средних и высших учебных заведений сразу после Октябрьского переворота. И это было не случайно, поскольку правительство большевиков пыталось строить диктатуру. Логика как учебная дисциплина учит человека с детских лет в первую очередь умению формировать собственную точку зрения.

Такое умение может быть воспитано только при понимании того факта, что мир не дан человеку в знании и мы имеем только проекцию мира на сознание, причем у разных людей эта проекция неодинаковая. Каждый из нас строит свою гипотезу по поводу любого фрагмента мира. И полемика людей – это полемика гипотез.

Риторика как учебная дисциплина учит умению агитировать (т. е. манипулировать людьми) в защиту собственной точки зрения, а этика учит при данном манипулировании не использовать методов, неугодных Богу.

Чтобы учить риторике, должны быть люди, которые могут этому учить. Риторике следует начинать учиться в школе. А это значит, что в педагогических вузах должна быть введена специальность «Риторика». Кто будет преподавать в этих вузах? Так как некому преподавать в педагогических вузах, то нет и выпускников по специальности «Риторика», которые могли бы преподавать эту дисциплину в школах.

Образовательный провал размером в шесть поколений не может быть залечен быстро. Я думаю, должно пройти два–три поколения. Это провал интеллектуальный и духовный, которые, с моей точки зрения, являются самым страшным наследием отечественной истории XX века. Нечего теперь пенять на тотальную криминальность сознания населения России. Надо было просвещать свой народ.

Рекомендуется знакомство с психологически ориентированной и духовной живописью, в частности, с сочинениями очень крупного художника мирового значения А.Д. Чащинского.  По вопросу осмотра картин обращаться по телефону: 8-903-749-56-21.

По вопросу организации семинаров по коммуникации пишите в редакцию FashionTime.ru на адрес pm@fashiontime.ru или звоните по телефону  8-926-511-53-83.

Биография Е.Н. Зарецкой опубликована в изданиях:

1.    Great Minds of the 21st Century Award, American Biographical Institute, USA.
2.    Who's Who in Science and Engineering, Marquis Who's Who, USA.
3.    Who's Who in the World, Marquis Who's Who, USA.
4.    Who's Who в России, Hübners Who Is Who, Schweiz.
5.    2000 outstanding scientists, Cambridge, England.


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.