Томми Ли Джонс: звезда играет в поло

Время публикации: 23 Июля 2006

Томми Ли Джонс - звезда фильмов «Люди в черном» и «Космические ковбои» - в свободное от съемок время разводит лошадей и играет в поло. Встретившись с аргентинским корреспондентом на своем ранчо Texas Hill Country, Томми Ли рассказал о том, что ему больше всего нравится в лошадях, где он держит своих пони и в чем залог побед на поло-полях.

С чего началось Ваше увлечение поло?

Томми Ли Джонс: Когда я пошел в колледж, я играл за местную команду в американский футбол и занимался в театральном кружке; получив диплом, уехал в Нью-Йорк и стал играть в театре, немного сниматься в кино и на ТВ. Через семь лет такой жизни я решил вернуться в Калифорнию и работать там. В Калифорнии я снова смог заниматься спортом — в Нью-Йорке с этим сложновато.

Я снова начал нырять с аквалангом и еще сильно увлекся родео — знаете, накручивал лошадей на арканы. Там я познакомился с игроками в поло: один отдал мне старую клюшку, другой - треснутый мяч, на заднем дворе конюшни я нашел потрепанное седло и принялся гонять мяч, сидя на спине своей лошадки. Да так этим увлекся, что следующий момент, который я помню, - это свой первый гол за команду Санта-Барбары!

Можете описать словами свое первое ощущение от игры?

Томми Ли Джонс: Пожалуй, да. Помнится, я подумал: «Это самая распрекраснейшая вещь из всех, что человек и лошадь могут сделать вместе». Вот так.

Какие Ваши основные требования к лошадям?

Томми Ли Джонс: К лошадям для поло? О’кей, я бы хотел видеть под собой пони, у которого на ногах не слишком длинные бабки (Прим.: бабка — фаланга конечности лошади над копытом) и крепкие кости ног; продолжая анатомический анализ, я бы высказался в пользу большой, нежели маленькой голени. Короткая спина, высокая холка, длинные ноги, тонкая шея, мягкая грива, большие глаза, благородный облик. Большое расстояние между передними ногами: они не должны расти из одного места. В общем, те качества, которые каждый знающий конезаводчик пытается высмотреть в лошадях. Затем идут интеллектуальные достоинства: некоторые лошади совсем не предназначены для игры в поло — одни не выдерживают борьбы, другие быстро устают, третьи просто глупы. Бывают сумасшедшие лошади, встречаются пугливые. Говоря человеческим языком, покупая поло-пони, ты ищешь эквивалент человеку, способному пробежать милю за четыре минуты, и с кандидатской степенью в области ракетостроения.

Где Вы держите лошадей?

Томми Ли Джонс: Все мои боевые пони содержатся во Флориде, в конюшнях Тима Гэннона. Мы закончили недавно игровой сезон, и все четырнадцать пони, сопровождавших меня, вернулись домой.

А сами Вы выращиваете лошадей?

Томми Ли Джонс: Да, мы выращиваем и воспитываем лошадей и покупаем уже подросших в основном в Аргентине или, скажем, в Техасе. Лошадки воспитываются у меня на ранчо неподалеку от Сан-Сабы, маленькой деревеньки из 5 тысяч жителей, где 60 лет назад родился и я. Мои родители тогда подрабатывали на окрестных фермах. Тогда было в порядке вещей рожать дома, но моя мать решила ехать в Сан-Сабу. Они с папашей проехали 22 мили, но так и не нашли госпиталя, так что я родился на кровати в съемной комнате. Вообще Сан-Саба мало изменилась с тех пор. Люди по-прежнему тяжело работают в поле, а по вечерам едут за несколько миль, чтобы расслабиться и выпить кружку пива.

В Аргентине все больше попадается чистокровок, верно?

Томми Ли Джонс: Совершенно верно! И это единственная порода, которая мне интересна в плане покупки.

Вы практикуете так называемые эмбриональные трансферы – знаете, когда покупают беременную лошадь, везут её через границу, а дома у Вас уже две лошади вместо одной?

Томми Ли Джонс: Нет, никогда.

В Аргентине говорят, что лошадь, как женщина, руководствуется соображениями сиюминутного удобства, а не разума. Вы согласны, что лошади похожи на женщин?

Томми Ли Джонс: Вообще-то я не так много в жизни встречал аргентинских женщин! (смеется).

А что Вас больше всего привлекает в поло? Сама игра, люди, лошади, зрелищные моменты – что доставляет больше удовольствия?

Томми Ли Джонс: Да все, пожалуй. Это большой спорт. Где бы я ни был в Америке — во Флориде, Техасе, Калифорнии — меня всегда окружает моя «поло-семья»: люди, вовлеченные в игру и обладающие, кажется, каким-то тайным знанием. Не только американцы — это и канадцы, и мексиканцы, и аргентинцы. Но самое важное для меня — это возможность быть в команде. Вместе играть и вместе быть, смотреть, как наши дети растут и играют, как наши лошади стареют и вместе с ними стареем мы. Это по-настоящему важно для меня. Я думаю, без командного духа ты не можешь выигрывать.

То есть Вы чувствуете себя членом семьи, а вовсе не кинозвездой, попавшей в поло?

Томми Ли Джонс: Недавно я обнаружил, что мои компаньоны по поло не так часто ходят в кино, так что им вообще чуждо такое понятие, как «знаменитость». Люди, которые меня окружают, думают так: «Я видел, как ты себя ведешь на поле, и я тебя уважаю». И это - по мне, ей-богу!

Как расписан Ваш год в плане поло-событий?

Томми Ли Джонс: На самом деле этот календарь – плавающий, он сильно зависит от моего кино-агента. В идеале мы играем зимой во Флориде, а жаркими летними месяцами — в Санта-Барбаре. В межсезонье я тренируюсь здесь, у себя в Сан-Сабе.

Как Вы думаете, кто лучший игрок в поло на сегодняшний день?

Томми Ли Джонс: Я! (смеется). Что касается других, то ответ на этот вопрос может меняться каждый день. Правда, уже много дней подряд он неизменен  -  это Адольфито Камбьясо.



Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.