Тонкости пластической хирургии

Время публикации: 16 Июня 2011
Автор: Юлия Горшкова
Источник: FashionTime.ru
Пластическая хирургия может полностью изменить жизнь человека – она позволяет устранить врожденные дефекты, приблизиться к своему идеалу красоты и избавиться от комплексов. Пластический хирург клиники GMS Гурам Арчилович Папиашвили в эксклюзивном интервью FashionTime.ru развеял бытующие мифы о пластической хирургии и эстетической медицине. 
 
– Расскажите, какие пластические операции традиционно являются самыми популярными? 
– В России, как и во всем мире, самые популярные операции – это увеличение груди и операции, связанные с лицом – подтяжка, операции на веках, носу и ушах. На третьем месте в списке самых популярных операций липосакция. 
 
– О каких побочных эффектах вы предупреждаете перед проведением операции?
– Пациенты перед операцией подписывают согласие, в котором оговариваются все детали операции, послеоперационного поведения и реабилитации. Это необходимо, чтобы пациент шел на серьезное для организма испытание, владея всей информацией, через что ему предстоит пройти. 
 
– Чем опасно увеличение груди? Какова вероятность, что имплантаты могут не прижиться? Можно ли это как-то заранее выявить и предотвратить?
– Перед операцией пациенты всесторонне обследуются, есть перечень необходимых анализов, которые утверждены Министерством здравоохранения. Например, мы всегда проводим ультразвуковое исследование молочных желез, и если есть какие-то патологии, то не рекомендуем делать операцию.

Что касается отторжения имплантатов, то, честно говоря, страхи по этому поводу не всегда обоснованы. Сейчас ведущие производители имплантатов дают пожизненную гарантию, и можно не бояться, что с ними что-то случится и возникнет необходимость их менять. С ними можно плавать под водой, летать на самолете, прыгать, бегать. Единственное, чего они боятся, – это проникающего ранения самого имплантата. Но даже в этом случае гелевые имплантаты не растекаются. Их можно удалить и заменить другими. 
 
– А при ринопластике можно получить любой желаемый результат, или же конечный результат будет зависеть от исходных данных? 
– Безусловно, все зависит от исходных данных. Можно произвести компьютерное моделирование, но оно не является стопроцентным. Доктор не может гарантировать, что то, что изображено на картинке, будет так же выглядеть и в жизни, потому что есть много факторов, которые влияют на результат. Надо сказать, что пациенты с ринопластикой – это группа, которая в большей степени подвержена послеоперационным депрессиям. Все пациенты испытывают эмоции широкого диапазона – от легкого дискомфорта до настоящей депрессии, потому что результат виден не сразу. Поэтому я сторонник того, чтобы пошагово объяснять пациенту: через месяц будет вот так, через два – так, через три – так. 
 
– Какие изменения произошли в пластической хирургии в нашей стране за последние 5–7 лет? Возможно, появились новые тренды, предпочтения?
– Технологии в пластической хирургии, как и в других сферах, совершили огромный рывок. Революционных изменений каждый год не происходит, но раз в 7–10 лет появляются принципиально новые технологии. Из последних таких достижений, которые уже стали использоваться во всех ведущих клиниках, могу назвать эндоскопические операции на лице, в частности, на носу. Также эндоскопические технологии используются при абдоминопластике, то есть пластике живота, и пластике груди. Когда-то это была революция, сейчас же большинство ведущих хирургов овладели этой методикой. 
 

Эта технология включает в себя наличие видеокамеры, которая передает изображение на экран, и мы можем проникнуть в полость и произвести необходимые изменения, не прибегая к большим разрезам. Это и является главным преимуществом данной технологии.

 
– Сегодня очень популярны операции по избавлению от "ошибок молодости" – силикона в губах или груди 5-го размера. Расскажите об особенностях этих методик. 
– Да, такая тенденция действительно существует. Если губы были увеличены с помощью геля, который не рассасывается, то это большая проблема. Есть пациенты, которые вводили этот гель не только в грудь и губы, но еще и в ноги. В 90-е годы была мода на эти операции – привлекало то, что мы сразу получаем результат. Но потом выяснилось, что у достаточно большой части пациентов возникают проблемы: гель не приживается, он может мигрировать и, соответственно, деформировать ту картину, которую мы получили после операции. Сейчас приходится просто удалять этот гель, но он, проникая в различные ткани, полностью не вычищается, особенно это касается груди. Именно эти пациенты составляют группу риска. 
 
– Какие методики применяются сейчас при проведении подобных операций?
– При увеличении губ применяются рассасывающиеся материалы, гели, которые содержат гиалуроновую кислоту и через год–полтора, иногда два рассасываются без остатка, то есть у пациента будет та же форма губ, которая была у него до операции. Что касается груди, то здесь пошли по другому пути, так как этот гель в таком количестве вводить нецелесообразно. И сейчас практически единственным способом увеличения груди является введение имплантатов. То же самое касается других частей тела: есть специальные имплантаты для голеней или для ягодиц, например.
 
– Правда ли, что большинство пластических операций по-прежнему доступно только состоятельным пациентам? 
– Действительно, они доступны не всем. Я могу привести один пример: в Стокгольме клиник пластической хирургии столько же, сколько в Москве. Население там 1,5 млн человек, а здесь – почти 15 млн. То есть население российской столицы больше в 10 раз, а клиник столько же. Это говорит об одном: чем выше доход у населения, тем чаще оно обращается к пластическим хирургам. То есть в тех городах, где выше уровень жизни, больше клиник пластической хирургии.
 
– Какие существуют возрастные ограничения для пластической операции? 
– У меня и многих других докторов есть пациенты начиная с шести лет, которым можно оперировать, например, лопоухость. Это нижний предел. Верхний предел ограничен только состоянием здоровья. У меня были пациенты и старше 70 лет, которые хотели что-то изменить. Чаще всего это были повторные подтяжки. 
 
– Есть ли среди ваших пациентов мужчины? Какие пластические операции популярны среди представителей сильного пола? 
– Конечно, мужчины есть, но в среднем по мировой статистике на 10 женщин приходится один мужчина. Наиболее частая операция – это удаление мешков под глазами, пересадка волос, липосакция и подтяжки лица. Нужно отметить, что в России меньше мужчин ходят к пластическому хирургу, нежели в других европейских странах и в Америке. Связано это, я думаю, с демографической ситуацией, ведь у нас больше женщин, мужчины на вес золота, и они востребованы практически в любом виде.
 
– Правда ли, что на пластическую операцию людей часто толкают психологические проблемы (комплексы, недовольство собой и т. д.)? Операция помогает таким пациентам полностью избавиться от этих предрассудков или со временем недовольство собой возвращается снова?
– Безусловно, в первую очередь именно психологические проблемы приводят к нам пациентов. И если они обоснованы, то операция помогает. Допустим, маленькая грудь у женщины или форма носа, которая не устраивает человека, приводит к низкой самооценке, а это влияет на достижения и в карьере, и в отношениях с противоположным полом. Все это как гордиев узел, который можно разрубить с помощью операции. Но, к сожалению, есть заболевание, которого боится каждый доктор, – дисморфофобия, когда пациенту не нравится своя внешность в любом виде. Это говорит о том, что пациент может сделать любую, самую прекрасную операцию с выдающимся результатом, все окружающие будут считать, что это здорово, но он будет говорить: «Нет, что-то не то, давайте теперь что-то другое изменим». И таким образом эти пациенты делают неоднократные операции, часто необоснованные. 
 
– Могут ли пластические хирурги давать советы пациентам, отговаривать от какой-то процедуры или, наоборот, склонять к чему-то?
– На консультацию пациент приходит со своими желаниями и проблемами. Искусство врача состоит не только в том, чтобы владеть методиками пластической хирургии, но также и в том, чтобы для данного пациента из большого разнообразия найти те методики, которые приведут к результату. К примеру, в случае с подтяжкой лица, если пациент приходит уже в том возрасте, когда есть серьезные проблемы с кожей вокруг глаз, мы предлагаем вариант с мезотерапией плюс введение ботокса и иногда пилинг. 
 
– Расскажите о психологической подготовке пациентов перед хирургическим вмешательством и о психологическом сопровождении после процедуры. 
– Если мы видим, что не достигнем результата, который хотели бы получить, приходится отговаривать пациентов от каких-то вмешательств. Например, послеоперационные рубцы, которые бывают после травм, все равно остаются, мы можем только сделать их поуже, менее заметными. В этом случае задача врача – показать те результаты, которые у него были и которые могут быть. В этом случае пациенты иногда отказываются от операции. Если врач выявил психически нездорового пациента, он должен отказаться от него. Некоторые, например, называют совершенно сумасшедшую цену, и пациент не может столько заплатить. Также важно наладить психологическое сопровождение после операции, сотрудничество с психотерапевтами, потому что некоторым пациентам действительно нужна помощь.
 
– Есть ли какие-нибудь противопоказания к вмешательству пластического хирурга?
– Они связаны с общемедицинскими противопоказаниями – большая сердечная недостаточность, высокое давление, недостаточность различных органов, печени или почек, онкологические заболевания, психические отклонения, сахарный диабет, при котором ткани плохо заживают. Мы хотим достичь хорошего результата, а в этом случае мы знаем, что не получим его. Но при этом есть пациенты даже со СПИДом, у них тоже ткани заживают хуже, но если все остальные показатели в норме, мы просто дольше держим швы.
 
– Появляются ли какие-то ограничения в жизни человека после проведения процедур пластики?
– Они оговариваются до операции. Чаще всего какое-то время нельзя заниматься спортом, нельзя принимать алкоголь, после многих операциях нельзя курить, в частности, это касается операций по подтяжке лица. К сожалению, мы не можем проследить, выполняются ли наши требования, но пациент подписывает у нас бумагу о том, что он извещен о них.
 
– Все мы знаем примеры не самых удачных пластических операций (Маша Распутина, Мэг Райан, Елена Проклова). А кто из отечественных или западных звезд безупречно прооперирован – то есть следов операции не видно, и общественность не подозревает о вмешательствах, однако профессионалу это заметно?
– На Западе все звезды рассказывают о своих операциях. Там, если ты публичный человек, ты не должен врать и должен сообщать даже о таких деталях своей личной жизни. У нас более закрытое и закомплексованное общество, мы не любим рассказывать о своих недостатках, чаще говорим о достоинствах. 

Я могу сказать, что большинство отрицательных результатов, которые обсуждаются в прессе и в Интернете, с точки зрения практикующего врача связаны с тем, что пациенты раньше времени появляются на людях. Например, вы упомянули Елену Проклову, а она, кстати, призналась, что делала операцию, хотя это было трудно не заметить. Когда она появилась сразу после операции, у нее было несколько другое выражение лица, чем сейчас. Процесс появления результатов довольно длительный – это не месяц, не два и даже не три. Заживление тканей длится минимум шесть месяцев. Мы оговариваем это с пациентом до операции. Если люди решили выйти в свет раньше времени – это полуфабрикат. 

Что касается Маши Распутиной, то она относится к любопытной категории пациентов. Большинство пациентов говорят: «Сделайте губы так, чтобы было незаметно, что я их сделала», но были у меня пациенты, которые говорили: «Сделайте мне губы так, чтобы было заметно, что я их сделала». Я думаю, это тот самый случай. Это не значит, что ей сделали плохо, это значит, что она сама этого захотела. 
 
– Деми Мур и Дженнифер Энистон в свои годы выглядят безупречно, но никто не видит следов пластики. Можете ли вы в данном случае заметить работу коллег?
– Как вы понимаете, они ко мне не обращались, мне трудно сказать. Но могу сказать, что есть люди, которые генетически предрасположены долго не стареть. При этом если они ухаживают за собой, то очень долгое время могут выглядеть хорошо и обходиться без операций.

Сайт: www.gmsclinic.ru


Поделиться:
 
 
 

Можете ли вы по достоинству оценить свою красоту?


Вы часто смотритесь в зеркало:
 
Ваше имя:
Защита от автоматических сообщений:
Защита от автоматических сообщений
Введите символы с картинки:
Редакция FashionTime.ru не несет ответственности за частное мнение пользователей, оставленное в комментариях.